POLITICAL HOLOGRAM: ОТ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ К 3D ТЕХНОЛОГИЯМ БОРЬБЫ ЗА ЭЛЕКТОРАТ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Целью настоящей работы является исследование условий, причин возникновения, особенностей проявления и перспектив развития такого инновационного типа политической коммуникации, как политическая голограмма, которая одновременно рассматривается как разновидность политических технологий. Методологической основой стали принципы аксиологического подхода, кейс-стади и сравнительного анализа. Автором развивается ранее выдвинутая гипотеза, согласно которой сегодняшнее разнообразие политических технологий можно условно свести к такому источнику, как древнейший миф человечества о Мировом древе (лат. Arbormundi), повествующего во многих культурах о тесной связи трех миров – божественного, человеческо-героического и подземного. Трехмерный образ современного политического лидера рассмотрен в качестве преемника архетипа героя из древнейшего мифа о Мировом древе. Образ героя (теперь уже голографический образ политического лидера) связывает воедино божественный мир (сейчас – легитимный, идеологический, сакральный, обеспечивающий вселенский порядок) и подземный (мир врагов, противников из радикальной оппозиции, террористов, экстремистов, восстающих против легитимного порядка).Holographic Studies,как отдельная отрасль голографических исследований, способствовали появлению голографизации политики – комплекса приемов, максимально приближающих виртуальный мир к реальности посредством технологий 3D голографических изображений. Голографизация появляется в пропаганде политическими интересантами идеологических образов, месседжей, популяризации политических имиджей лидеров и брендов партий. Политическая голограмма, согласно авторской трактовке, – это разновидность 3D голографического образа, применяющегося в коммуникационных и пропагандистских интересах политического субъекта. Проанализированы две базовые технологии политических голограмм – презентация политических мероприятий (кейсы Испании, Южной Кореи и Канады) и имидж-позиционирование политических лидеров (кейсы Индии, Турции, Франции, Нидерландов, Новой Зеландии и России). В качестве третьей перспективной технологии политической голограммы прогнозируется развитие 3D брендов политических партий. Делается вывод, что голограмма не устраняет все те экономические, социальные, культурные и политические противоречия, которые существуют в различных странах. Наоборот, в руках манипулятора при условии низкой политической грамотности населения она может стать дополнительным инструментом по воздействию на общественное мнение в интересах заказчика. Кроме того, внедрение голограммы в политический процесс должно учитывать ценностное поле, политическую культуру конкретной страны.

Ключевые слова:
политическая голограмма, электорат, политическая пропаганда, голограмма, голографизация политики, 3D, политическая коммуникация, Li-Fi, цифровое общество.
Текст

…Ничтожное различие подробностей может быть причиной

огромной разницы в последствиях,

а чтобы распознать эти различия, когда они столь малы,

требуется верный и проницательный глаз.

 

Франческо Гвиччардини

«Заметки о делах политических и гражданских»

 

Политические технологии и коммуникации не несут априори какого-то отрицательного значения. С одной стороны, они, действительно, могут содержать деструктивный заряд, будучи нацеленными на манипуляцию общественным сознанием. Результатом такой манипуляции становятся: перераспределение властных и материальных ресурсов в тайне от общества; создание симулякра – технологически инновационного и тоталитарного по сути; государственные перевороты наподобие «цветных революций»; социальные расколы по этническим и религиозным признакам. Но, с другой стороны, политические технологии и коммуникации могут использоваться с целью латерального таргетинга – креативного способа конструирования целевой аудитории; формирования прочной политической идентичности; патриотической сплоченности граждан; снижения уровня социальной конфликтности; запуска эффективной коммуникации – «обратной связи» между обществом и властью.

Следовательно, для понимания сущности политических технологий (а также политических коммуникаций) нужен комплексный анализ, не только учитывающий их интересантов (заказчиков), но и фоновую среду возникновения в стране, мире – тренды социально-экономического развития, специфику политической культуры, ценности, прорывные достижения научно-технического прогресса. Поэтому методология изучения современных проблем политических коммуникаций и политических технологий должна, во-первых, учитывать связь эмпирического обобщения, концептуального осмысления и аксиологического понимания их каузальных механизмов, а, во-вторых, междисциплинарный подход. Целью настоящей работы будет исследование условий, причин зарождения, особенностей проявления и перспектив развития такого инновационного типа политической коммуникации, как политическая голограмма. Методологической основой станут принципы аксиологического подхода, кейс-стади и сравнительного анализа.

Holographic Studies как условие голографизации политики

Проникновение сетевых коммуникаций, в том числе и политических, в жизнь современного человека связано с некоторыми фундаментальными процессами, ведущими к формированию цифрового общества [1]. Эволюция политических технологий испытывает определенную зависимость от развития социально-экономического базиса, политической надстройки, научно-технического прогресса и появления новых коммуникационных возможностей. Автором еще в 2017 г. была выдвинута гипотеза (см. Федорченко С.Н. К истории развития политических технологий в России //Россия XXI. 2017. №4), что сегодняшнее разнообразие политических технологий можно условно свести к такому источнику как древнейший миф человечества о Мировом древе (лат. Arbormundi), который во многих культурах повествует о тесной связи трех миров – божественного, человеческого и подземного (см. фото 1). В осмыслении этого феномена фундаментальным подспорьем могут служить исследования К.Г. Юнга об архетипах (работы «Архетип и символ», «Человек и его символы») и Э. Кассирера о политической мифологии (трактат «Миф о государстве»).

Фото 1. Мировое древо в русской вышивке

Божественный мир Мирового древа архаичного человека теперь стал группой политических технологий по созданию и воспроизводству сакральных матриц (идеология и ее пропаганда, идеологическая легитимация политического режима, политическая аксиология страны, политические табу, сакрализация политической истории, политическое просвещение и воспитание, стратегия развития государства). Мир людей и их героев, как связующее звено между остальными мирами, отныне перешел в комплекс политических технологий по конструированию героического пантеона и образа лидера (публичная политика, приемы формирования имиджевой конструкции политического лидера, бренд-позиционирование партии). Архетип героя стал современным политическим лидером. Тогда как преисподняя, мир подземный постепенно трансформировался в политико-технологические приемы конструирования «образа врага» (черная политическая пропаганда, формы информационной войны, техники делегитимации режима со стороны радикальной оппозиции). Все более практикуемая в мире политики голограмма, как трехмерный образ политического лидера, может рассматриваться в качестве преемника архетипа героя, представителя мира людей.

Мир сегодняшнего политического субъекта сложно представить без грамотного конструирования его виртуального образа – партии нужен узнаваемый бренд, а политическому лидеру – имиджевая конструкция, ориентированная на его целевую аудиторию. То, что сейчас принято называть «виртуальным», не обязательно равнозначно сети Интернет. Пояснить подобный тезис удобно через призму аксиологического подхода, выделив мировоззренческие парадигмы премодерна, модерна и постмодерна. Человек премодерна начинает свой ценностно-эволюционный путь с пещерных людей, на которых впервые сошло озарение бессмертного творчества. Именно они – создатели первых искусственных, виртуальных образов в виде впечатляющей исследователей и посетителей наскальной живописи Каповой пещеры российского Урала, пещеры Альтамира испанской Кантабрии, французских пещер Ласко и Шове. В ту эпоху мистическое, ненаучное познание окружающего мира, а также коммуникация были опосредованы табу архаичными устоями, образом предков, шаманизмом, религией, тотемизмом. Но имеет ли смысл искать истоки голограммы, голографизации социальных отношений на заре человечества?

Нет сомнений в том, что 3D голограмма появилась не так давно, однако, во-первых, даже первобытные художники старались создать именно объемное изображение [9]. Например, изображениям пещеры Альтамиры целенаправленно придавался объем, поэтому при свете те же нарисованные звери выглядели как живые. И, во-вторых, древнейшие объемные образы также были связаны с феноменом власти. Согласно гипотезе об «охотничьей магии», охотник, изображая животное, получал власть над ним, тем самым заклиная его.

В эпоху премодерна важной была информация о сакральной природе власти, ее идеократической, трансцендентной сущности, что передавалось через мифы, сказания, устную и летописные традиции. Конечно, в ту далекую эпоху не было и намека на то, что в настоящее время связывают с техниками 3D голографического изображения. Однако достаточно вспомнить, что жители древнегреческих полисов не только создавали скульптурные шедевры, но и раскрашивали их, приближая к реальным человеческим образам. Иными словами, человек старался создать виртуальную реальность еще издревле.

Хотя социальные отношения во время премодерна оставались довольно архаичными, теоретическая основа для возникновения виртуального (позже голографического) образа также возникла в ту эпоху. И, если фрагмент своего «Государства» посвящает манипулятивной природе власти, театрократии, «символу пещеры» уже Платон, то можно предположить, что учение позднеримского политического философа Боэция о масках, – с идеей смены персон, личин, маскарада социальных ролей,– определенным образом дошло до постмодерна и повлияло на возникновение аккаунта, социального (политического) бота в условиях социальных сетей Интернета, а также голографического образа.

Модерн, соотносимый с Новым временем, совершил радикальную метаморфозу в ментальности, предложив новое, научное познание мира, переведя архетип героя в формат политического лидера, архетип сакральных ценностей, мира божественного в секуляризованную палитру идеологий, архетип демонических сил, подземного мира в «образ врага», «несистемной оппозиции». Появились и новые элементы коммуникации: книги, газеты, журналы, радио, телеграф, традиционный телефон и аналоговое телевидение (использующее для передачи изображения и звука электрический сигнал), существенно повлиявшие на видоизменение политических технологий. Если премодерн только осторожно подступал к феномену виртуальной реальности своим искусством и философскими изысканиями, то время модерна дало человечеству полноценные исследования в области голографии – Holographic Studies.

Распространено мнение, что голограмма означает некий проецируемый образ объекта либо существа, применяющийся в коммуникационных целях. Не последнюю роль сыграло открытие французского ученого Г. Липпмана, предложившего технологию получения цветной фотографии путем прямой регистрации спектрального состава излучения еще в 1891 г. в Парижской академии наук. Опыт Липпмана повлиял на возникновение голографии (от др.-греч. ὅλος – полный и γράφω – пишу) – направления о технологиях для точной записи, трансляции и изменения волновых полей оптического электромагнитного излучения, создающих трехмерные изображения. Одним из пионеров голографии также является венгерский физик Д. Габор, описавший данный принцип в 1947 г., и введший термин «голограмма» в научный оборот [20].

Вероятно, что на исследования в сфере трехмерной голографии ученых вдохновила фантастическая повесть известного советского палеонтолога И.А. Ефремова «Звездные корабли» [6], написанная в 1946 (раньше вышедшей статьи Д. Габора) и опубликованная в 1947 г. Согласно сюжету повести, ученые во время раскопок находят круглый диск из прозрачного вещества, на котором видят четкое объемное изображение инопланетянина, побывавшего на Земле в эру динозавров.

Академик РАН и основоположник отечественной голографии Ю.Н. Денисюк в своих научных работах, прежде всего, учел принцип, что человек видит световые образы объектов, а не их самих. Опираясь на это, он решил записать световое поле на фотопластинке, чтобы затем восстановить образ объекта. Полученные результаты советский ученый опубликовал в 1962 г. в статье «Об отображении оптических свойств объекта в волновом поле рассеянного им излучения» [5]. В итоге запись объекта в глубине, а не только в двух измерениях, стала называться методом трехмерной фиксации или методом Денисюка.

Значительный вклад в голографические исследования внесла и статья Э. Лейта и Дж. Упатниекса от 1963 г., где описывался принцип получения голографического изображения с помощью лазера [28]. Альтернативным способом получения объемной голограммы стал дифракционный эффект Брэгга (более ранний), когда появляются интенсивно засвеченные плоскости, где и возникает голограмма.

С 1970-х годов в советском Научно-исследовательском кинофотоинституте (НИКФИ) под руководством В.К. Комара стали проводиться эксперименты в области голографического кинематографа (фото 2). Это была поистине трудная, грандиозная задача – добиться, чтобы крупное движущееся голографическое изображение смогли видеть сотни зрителей одновременно [7]. В 1976 г. на международной научно-практической конференции UNIATEC, проходившей в Москве, советские кинематографисты продемонстрировали 30-секундный ролик, где девушка в русском наряде перебирала драгоценности в хрустальной вазе. Тогда мировая научная общественность признала приоритет этой голографической разработки за Советским Союзом. И, так как голограмма, как правило, – производит серьезный эмоциональный эффект на людей, то развитие голографического кинематографа закладывает важные перспективы для будущих политических технологий воздействия на общественное сознание.

Фото 2. В.К. Комар и советский голографический проектор [7]

Примечательно, что все эти Holographic Studies состоялись лишь за короткий отрезок модерна. Постмодерн же начал отвергать такие устои модерна, как идеология, парламент и партии, государство, власть (два последних феномена сохранились с премодерна). С мощными импульсами научно-технического прогресса и наступлением информационного, цифрового общества создается новая коммуникационная арена 2000-х годов из сплетающихся в узлы сотовых телефонов, сообществ социальных сетей Интернета, видеохостингов, блогов, форумов, мессенджеров. Избегание политики, недоверие к традиционным политическим институтам, абсентеизм бросает человека постмодерна в неполитические, казалось бы, сферы – шоу, компьютерные игры, кинематограф, мультипликацию, комиксы, фантастическую литературу, социальные сети Интернета. Между тем, и здесь абсентеистов поджидают политические смыслы, месседжи, стереотипы, эффектно замаскированные под неполитические темы.

Вспоминая идеи книги Ги Дебора «Общество спектакля», можно предположить, что наступающая голографизация социальной и политической жизни подразумевает комплекс приемов, максимально приближающих виртуальный мир к реальности посредством технологий 3D голографических изображений. Источником голографизации социально-политического бытия являются такие интересанты, как крупный капитал, транснациональные корпорации, государство, партии. Цель голографизации – навязывание товаров, услуг коммерческими интересантами, а также пропаганда политическими интересантами идеологических образов, месседжей, популяризация политических имиджей лидеров и брендов партий. Не в малой степени такие возможности для голографизации политики открывает научные исследования в голографии.

Г.'т Хоофт, доктор философии в области теоретической физики из Утрехтского университета, в 1993 г. предложил так называемый «голографический принцип», подразумевающий, что для математического объяснения Вселенной хватит той информации, которая имеется на ее внешней границе [23, c. 1653–1664]. Так стала оформляться теория голографической Вселенной, которую полностью доказать либо опровергнуть пока не удалось. Канадско-американский инженер и предприниматель И. Маск на IT-симпозиуме Code Conference 2016 г. поддержал эту идею: «Самый сильный аргумент того, что мы – симуляция, вероятно, заключается в следующем. Сорок лет назад у нас была простая игра Pong. Два прямоугольника и точка. Таков был уровень игр. Теперь же, сорок лет спустя, мы располагаем фотореалистичными 3D-симуляциями таких миров, в которых миллионы людей играют одновременно. Причем технология эта становится все лучше и лучше с каждым годом. Так что скоро у нас будут и миры виртуальной реальности, и миры расширенной реальности… Можно представить и более совершенные игры будущего, которые станут неотличимы от реальности… Возможность того, что мы присутствуем в базовой, а не в спроектированной кем-то реальности, сводится к вероятности один к многим миллиардам» [27]. Конечно, данная идея не доказана – мало того, она имеет закамуфлированный политико-философский и даже манипулятивно ориентированный подтекст. Еще Аврелий Августин заложил учение о предопределенности поступков и судьбы людей, что повлияло на западную политическую мысль, делившую общество на избранных (элиту) и отверженных (неэлиту). Между тем, православная традиция выступала за всеобщее спасение, не предполагая отверженных.

Впечатляющий характер приобретают постмодернистсткие Holographic Studies. Так, с 2004 г. профессор Эдинбургского университета Х. Хаас ведет работу над инновационным способом коммуникации – Li-Fi, когда светодиоды, будучи включенными либо выключенными, могут на принципах двоичной системы кодировать и передавать информацию. Коммерческий сегмент чрезвычайно заинтересован в подобного рода научных исследованиях. Белорусские ученые А. Ставенко и К. Чикеюк развили данный метод, создав Hypervision для «парящих изображений». Голографический прибор похож на простой вентилятор с четырьмя лопастями, на которых расположены светодиоды. Используется принцип большой скорости для возникновения слитного изображения в условиях синхронизации светодиодов. Британская фирма Kino-mo уже презентовала эти дисплеи в России.

Встречаются и другие приемы создания голографического образа. В 2012 г. была создана голограмма рэпера Тупака Шакура, а в 2014 г. – Майкла Джексона, когда компания Pulse использовала принципы иллюзионистской практики XIX столетия – так называемого «Призрака Пеппера». Образ проецировался на полупрозрачную поверхность, установленную под углом в 45 градусов. Тогда как российский ученый М. Каманин разработал так называемый воздушный монитор Displair. Голограмма появляется с помощью защищенного от порывов ветра тонкого стабилизируемого холодного воздушного потока с небольшими частицами воды, возникающими приемом кавитации. Исследователи из американского Университета Бригама Янга создают 3D голограммы путем «оптических ловушек», а японские разработчики вплотную приблизились к созданию «осязаемой голограммы», благодаря управлению особыми световыми точками, образующихся плазмой при процессе ионизации окружающего воздуха лазером.

Holographic Studies появились и в социальных науках. Еще в 1987 г. Р.Т. Бредли, новозеландский социолог, директор калифорнийского центра Institute for Whole Social Science, высказал мысль, что прогнозировать будущее социального порядка в социальных коллективах можно попытаться с помощью синтеза теории интуиции и теории голографии [12]. Он разработал собственную квантово-голографическую теорию интуиции в нелокальной коммуникации, основанную на предположении, что интуитивное восприятие будущего события тесно связано со степенью эмоциональной значимости этого события для конкретного человека. Теория объясняет, как сфокусированное эмоциональное внимание, направленное на нелокальный объект интереса, связано через психофизиологические системы организма с областью квантово-голографической информации, подразумевающей неявные сведения о нелокальном объекте и / или событии [13, c. 61–97]. Восприятие человеком такой неявной информации об объектах (событиях), удаленных в пространстве / времени, им и трактуется как интуиция.

Но теоретическая конструкция Бредли в основном строится на идеалистическом посыле. В его квантово-голографическую теорию интуиции в нелокальной коммуникации видно большое влияние концепта интуиции Эдмунда Гуссерля, который ноэзисом называл процесс познания, а ноэмой – факты и сущности. Правда, Гуссерль был, прежде всего, философом, рассматривающим с идеалистических позиций интуицию как начало всех начал, источником познания. И нужно помнить, что Гуссерль вводит терминологию эйдетической редукции, когда отвергает методологию работы с фактами, предпочитая методологию работы с сущностями. Предлагая феноменологию в своей работе «Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии», философ делает ставку на трансцендентное сознание и субъективность. Однако для политологии этого недостаточно. Ей, как и любой другой науке, нужна работа не только с сущностями, но и с фактами. Кроме того, гиперболизировать роль интуиции в анализе социальных и политических процессов не следует – феномен интуиции противоречит закону последовательного развития науки, который отвергает появление новых технологий до того периода, когда в науке возникнут теоретические знания, логически детерминирующие эти самые новые технологии.

Итак, феноменологии Гуссерля явно недостаточно для обоснования квантово-голографическкой теории интуиции в нелокальной коммуникации. На каком же еще основании выводит свою теорию Бредли? Прежде всего, исследователь четко разделяет классическую и квантовую голографию. Ученый ссылается на энергетическую концепцию информации Габора, принимая единицу информации за минимальную неопределенность, при которой сигнал может быть закодирован как образец колебаний энергии по полосе частот (наподобие кодирования и передачи вербальных высказываний для телефонной связи). В свое время Габору удалось определить наименьшие границы в пространстве и во времени, в пределах которых сигнал может быть закодирован при движении энергии, сохраняя точность передачи информации [20, c. 777–778]. Эти границы (область) получили название входа в систему или кванта информации (отсюда и возник термин «квантовая голография»). Опираясь на квантовую голографию, Бредли считает, что каждая единица информации в силу своей спектральной принадлежности к смежным единицам содержит информацию о возможном, будущем порядке, закодированном в последующих единицах.

Развивая квантово-голографическую теорию интуиции применительно к пракису коммуникации, Бредли надеется ее использовать в бизнесе. Так, он пишет, что развитие техники особого сфокусированного эмоционального внимания к объекту интереса настраивает психофизиологические системы бизнесмена на квантовый уровень объекта, содержащий голографически закодированную информацию. Что, по его мнению, дает новые потенциальные возможности для бизнеса. Интересно, что ученый не останавливается на этом и предлагает с помощью своего подхода выявлять членство людей в таких тайных социальных группах, как культы, преступные группировки, наркокартели и террористические ячейки [14, c. 124–162]. Принципы квантовой голографии используются им для описания текущих взаимодействий группы как динамического процесса – непрерывной квантовой серии снимков (квантовых голограмм). Но для подобных выводов, конечно, нужны дополнительные эксперименты. Проблема в том, что интуиция, в отличие от логики, не предполагает зависимость своих результатов от данных, полученных опытным путем (к примеру, об этом в работе «Новая теория гениальности (исследование законов творческого мышления)» пишет Н.Б. Новиков). Иными словами, логика соответствует теореме Гёделя о неполноте, которая запрещает создание универсального алгоритма, одновременно включающего в себя инструменты проверки собственных же теоретических предложений. Интуиция же не соответствует теореме Гёделя.

Через теорию голографии Бредли описывает, как коллективная идентичность группы развивается и передается с течением времени ее членам, поскольку группа адаптируется к постоянно меняющейся реальности своих эндогенных и экзогенных условий. Учитывая принцип социокультурного порядка, связывающего индивидов в любую коллективную идентичность группы, Бредли предполагает существование особого голографического процесса взаимодействия членов группы, которые распознают друг друга благодаря уникальной«идентификационной подписи» принадлежности к группе [15, c. 198–224]. Эта латентная, неявная информация является голограммой – узнаваемым коммуникационным образом (тождественной сигнатурой). Посредством изучения вербального взаимодействия и выявления таких голограмм – «идентификационных подписей» Бредли предлагает выявлять членов тайных обществ.

Конечно, квантово-голографическая теория интуиции в нелокальной коммуникации Бредли нуждается в дополнительной проработке и самое важное – в проверке. Его исследования ждут параллельного экспериментального подтверждения силами альтернативных научных центров и коллективов ученых. И, прежде всего, нуждаются в более подробной конкретизации следующие тезисы ученого: активированная потенциальная энергия коллектива преобразуется через нелинейную динамику в эмерджентную; иерархия контролей действует как структура актуализации, по которой группа направляет аффективную энергию своих членов в устойчивые закономерности целенаправленного коллективного действия. Важно уточнить и терминологию «социоэмоционального поля» (см. Bradley R.T., Gillin M., Tomasino D. Transformational dynamics of entrepreneurial systems: organizational basis of intuitiveaction //Regional Frontiers of Entrepreneurial Research. Hawthorne: AGSE, Swinbourne University of Technology. 2008).

Тем не менее, идеи Бредли делают определенный вызов устаревшей модели – костному отрицанию междисциплинарного подхода, когда социологи, политологи, психологи не желают тесно сотрудничать с физиками, IT-специалистами, создавая совместные исследовательские проекты, группы, виртуальные международные лаборатории и, наконец, научные школы и исследовательские институты. Как минимум, тезисы Бредли способны дать импульс для научной дискуссии, в ходе которой станет понятно, кто прав, а кто заблуждается. Однако, если среди западных исследователей появились попытки внедрения принципов голографии в социальных науках, есть ли достаточные основания для введения терминологии «политической голограммы»?

Автор настоящей работы впервые предложил термин «политическая голограмма» в 2018 г., в электронном научном журнале «Вестник Московского государственного областного университета», в статье «Политическая голограмма: новая возможность коммуникации или скрытая угроза 3D манипулирования цифровым обществом?» [10]. Политическая голограмма – это разновидность 3D голографического образа, применяющегося в коммуникационных и пропагандистских интересах политического субъекта. Отсутствие нарушения принципа «Бритвы Оккама» аргументируется несколькими авторскими тезисами. Перечислим их.

Во-первых, внедрение данного понятия в отечественный научный оборот обусловлено накоплением довольно разнообразных технологий политизации голографических образов, а не разовыми случаями. Если один вариант технологий политизации голограмм включает применение массовых голографических политических акций – митингов, шествий и т.п.[1] (например, кейсы Испании, Канады, Южной Кореи), то другой вариант технологии политизации голограмм подразумевает конструирование голографических изображений конкретных политических лидеров (кейсы Индии, Турции, России, Новой Зеландии, Нидерландов) для повышения узнаваемости их имидж-конструкций. Намечается и третий вариант технологии политизации голограмм – использование данного приема в бренд-позиционировании партий (о желании этим заняться уже заявляли представители российской политической партии «Коммунисты России»). Прецедент уже был у индийской Бхаратия Джаната Парти.

Во-вторых, внедрение термина «политическая голограмма» в отечественную политологическую практику теоретически обусловлено прецедентом подобного рода в зарубежной научной литературе. Томас Казулис, профессор американского государственного исследовательского Университета штата Огайо, занимающийся компаративистскими исследованиями, употребляет понятие «political holographic» в своей книге Intimacy Or Integrity: Philosophy and Cultural Difference [25, с. 126–127], где он рассматривает политические протесты, активизм в рамках применения голографических образов. Встречается и сам термин «political hologram» [26, с. 146]. Помимо этого, Джунха Джунгиз Университета Согён в статье «Politics of Holograms and the Human Body in William Gibsons Neuromancer» интересно анализирует феномен политической голограммы в романе У. Гибсона «Нейормант» [19, c. 561–584] через призму эволюции позднего капитализма. Джунг видит значение романа-предостережения в том, что трехмерная голограмма может стать специфическим способом поздней капиталистической эксплуатации человеческого тела.

Технологии политической голограммы

Политическая голограмма все больше используется политическими субъектами для борьбы за электорат. Одним из первых случаев использования политической голограммы можно считать индийский кейс. В 2012 г. во время путешествия индийского политика Нарендры Моди по штату Гуджарат были спроецированы его 26 голограмм прямо внутрь толпы индийцев, давшие органичный «эффект присутствия» [18, c. 346–353]. Позже, весной 2014 г. во время предвыборной кампании за пост премьер-министра Индии сторонники Моди, кандидата от оппозиционной партии Бхаратия Джаната Парти, использовали его политическую голограмму для привлечения внимания избирателей (фото 3). Кстати, сразу было применено бренд-позиционирование самой эмблемы политической партии (символ лотоса).

Политик представал перед своим электоратом в виде трехмерного изображения свыше тысячи раз в различных уголках государства, что вполне предсказуемо и закономерно – Индия густонаселенная страна, следовательно, политическая голограмма является логичным решением в данной ситуации, так как она сокращает электоральные издержки – затрачиваемое время на общение с большинством избирателей. С целью получения голограммы Моди использовался высоко установленный специальный проектор, транслирующий изображение на подмостки. При этом изображение отражалось на фон за сценой, созданный из практически прозрачного материала, дающего 3D-эффект. Любопытно, что избиратели Моди воспринимают такого рода трансляции его голографического образа как «ощутимые» и реальные в отличие от традиционных трансляций через спутники.

Фото 3. Голограмма индийского политика Нарендры Моди и бренда его партии

Консультантом у индийских политиков по данной форме воздействия на электорат стал Мани Шанкар – болливудский режиссер, эксперт по голографическим технологиям, писатель и оратор. Во время выборов в Законодательное собрание индийского штата Махараштры также появилась 3D голограмма – на этот раз лидера Nationalist Congress Party Аджита Павара (фото 4).Одновременно было проведено бренд-позиционирование партии, когда использовалась голограмма ее эмблемы – часов.

Сейчас публикуется все больше специализированных работ в сегменте имиджмейкинга, где отмечается тот практический функционал инновационного конструирования имиджевой конструкции, который имеет плотные пересечения с технологическими решениями политической голографии. Д-р полит. наук В.В. Гайдук и А.С. Лукьянцев отмечают в своей статье несколько функций современного имиджмейкинга: трансляционную, мобилизационную, интегративную и лоббистскую [2, c. 141–148]. Действительно, индийские политики первыми поняли, что политическая голограмма способна улучшить их имидж через подобный функционал:

– быстрее и эффектней транслировать их политический месседж, преодолевая время и огромные расстояния;

– дополнительно мобилизировать сторонников, воодушевляя их энергичными, эмоциональными речами, пользуясь голографическим «эффектом присутствия»;

– повысить узнаваемость образа кандидата, бренда партии, укрепляя периферийный электорат, интегрируя разрозненные электоральные группы сторонников, колеблющихся и, самое важное, не определившихся избирателей.

Фото 4. Голограмма индийского политика Аджита Павара и бренда его партии

В том же 2014 г. факт применения политической голограммы можно фиксировать в Турции. Реджеп Эрдоган, в то время премьер-министр страны и одновременно руководитель Партии справедливости и развития, из-за того, что не мог приять участие в заседании партии в городе Измир, появился перед толпой на сцене из эффектного вихря спецэффектов в образе полупрозрачной голограммы [16]. Не вызывает сомнений, что данный прием имел цель оказать влияние на избирателей перед будущими муниципальными выборами, укрепить позиции сторонников после коррупционного скандала во властных кругах (фото 5).

Фото 5. Голограмма турецкого политика Реджепа Эрдогана

Может возникнуть вопрос – почему подобного рода технологии не практикуются в Соединенных Штатах? Действительно, еще в 2008 г. (раньше индийских и турецких кейсов) телеканал CNN запустил проект, в рамках которого зрителям рассказывали о ходе американской президентской кампании 3D голограммы ведущих. Однако каналу пришлось отказаться от этой технологии по причине возникших широко распространенных насмешек в американском обществе.

На данный момент американские власти используют голограммы, но не в электоральной борьбе, а при подготовке военных. Например, этим всерьез занимается Институт креативных технологий при Университете Южной Калифорнии (Лос-Анджелес). Институт создал несколько программ для обучения солдат ситуационной осведомленности и для городских боевых и контрразведывательных миссий, для работы со взрывными устройствами [30]. Голографические технологии предоставляют возможность реалистичной, экономически эффективной подготовки и обучения для широкого круга военных задач и коммерческих применений. Виртуальные люди института также помогают советами бойцам, страдающим от посттравматического стрессового расстройства (фото 6). При таком применении Holographic Studies до практики в политической сфере остается один шаг. Весь эффект в следующем – граждане постепенно привыкают к голограмме, как к одному из рядовых явлений современной жизни.

Фото 6. Американские власти пока используют 3D голограммы больше в военной, чем в политической сфере по причине скептичного отношения местного электората к этой технологии [30]

Как феномен, интересный для отдельного политологического исследования, политическая голограмма предполагает не только пропагандистские технологии имидж-позиционирования политических лидеров, но и приемы специфических презентаций массовых политических мероприятий. К примеру, в 2015 г. в столице Испании была проведена голографическая акция (фото 7). Противники «закона кляпа» сняли шествие, где приняли участие свыше тысячи человек, на специальную видеокамеру. Полученное изображение активисты смогли спроецировать на здание испанского парламента в Мадриде. Голографический митинг являлся ответом недовольных новым законом, согласно которому организаторов несанкционированных политических мероприятий государство собиралось штрафовать до 600 тыс. евро, а за съемку неразрешенных акций карать до 30 тыс. евро [22]. Одновременно испанцам тогда запретили участвовать в митингах свыше тысячи чел. В итоге голограммы участников акции прошли с плакатами по центральной улице Мадрида.

Фото 7. Политические голограммы протестующих в Испании

Соотносить инновационные формы политической коммуникации лишь с демократиями или некими полиархиями Р. Даля не совсем корректно. Такие инновационные формы коммуникации как политические голограммы могут появляться и в тех странах, где сохраняются существенные проблемы с демократическими институтами. Д-р полит. наук М.Ю. Мартынов обращает наше внимание на то, что «…действительно демократическими политические режимы бывают относительно недолгий период, – например, это период классической Греции или эпоха буржуазных революций в Европе, – имея тенденцию перерождаться в охлократию» [8, с. 193].

В Южной Корее общественность также стала опасаться за сохранение гражданских прав в связи с попытками администрации президента Пак Кын Хе запретить протесты, используя закон о национальной безопасности эпохи «холодной войны». Первоначальная просьба Amnesty International о проведении реального митинга была отклонена столичной полицией Сеула в 2016 г. на том основании, что акция нарушит дорожное движение [24]. Отказ побудил Amnesty организовать виртуальное собрание, сняв 120 добровольцев на синем экране и предложив гражданам загрузить записи своих голосов на сайт Amnesty (фото 8). Протестующие устроили против корейского президента «призрачное шествие» из голографических изображений перед дворцовым комплексом Кёнбоккун в Сеуле.

Фото 8. Политические голограммы протестующих в Южной Корее

В 2017 в Канаде организацией Greenpeace Canada была проведена акция несогласия с энергетической политикой канадского правительства. Голограммы жителей Торонто просили прекратить финансирование расширения трубопровода Trans Mountain – этот проект был одобрен премьер-министром Джастином Трюдо [21]. Мероприятие было нацелено на привлечение внимания к экологической проблеме международного сообщества (фото 9).

Фото 9. Голографический протест в Канаде

Один из основателей Левой партии, ее председатель Жан-Люк Меланшон, во время президентских выборов 2017  г. во Франции выступил одновременно на двух митингах, используя прием политической голограммы. Мероприятие было подготовлено компанией Adrénaline Studio, использовавшей полупрозрачный экран Musion Eyelinerс наклоном в 45 градусов (как во время показа голограммы Майкла Джексона). С целью трансляции голограммы включались особые проекторы, сделавшие экран невидимым для избирателей. Консультанты Меланшона добились «эффекта присутствия» кандидата, когда он одновременно выступал в городах Обервилье (голограммой) и Лионе (собственной персоной) [17]. Меланшон осуществил подобный трюк с политическими голограммами и в другой раз, выступив одновременно в семи местах (реально – в Дижоне, голограммами – в Нанте, Клермон-Ферране, Монпелье, Нанси, Гренобле и на острове Реюньон в Индийском океане). В результате данных голографических технологий французский политик смог подняться в рейтинге кандидатов на 19 позиций (фото 10), повысить степень узнаваемости своей имиджевой конструкции среди электората.

Фото 10. Голограмма французского политика Жана-Люка Меланшона

2018 г. отметился в Голландии использованием политической голограммы лидера Социалистической партии Лилиан Марейниссен во время муниципальных выборов [29]. Ее объемные голографические образы одновременно увидели в Харлеме, Бреде, Неймегене и Зволле.

Фото 11. Голограмма голландского политика Лилиан Марейниссен

Россия также увидела политическую голограмму. В марте 2018 г., накануне президентских выборов, Я. Поповым была создана голограмма Владимира Путина в рамках приложения «Фото с Путиным» (фото 12). Технология заключалась в следующем: любой житель Тюмени мог скачать приложение и сделать фото с 3D голограммой Путина, одетого в кимоно [11]. Кстати, зарубежные издания Metro и The Sun сразу же заявили, что эта голограмма используется как элемент предвыборной кампании за Путина.

Фото 12. Голограмма российского политика Владимира Путина

Не отстает от процесса голографизации политики и Новая Зеландия. Премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн в мае 2018 г. появилась в качестве голограммы на ежегодном фестивале инноваций Techweek в Окленде по причине того, что не могла там появиться лично: «Я была разочарована, что не смогла добраться до Techweek лично, поэтому сегодня утром я пришла к вам как голограмма», – сказала Ардерн зрителям Asb Waterfront Theatre (фото 13).

Фото 13. Голограмма новозеландского политика Джасинды Ардерн

Хотя и наметилась определенная голографизация политики, любому политтехнологу нужно понимать, что применение политической голограммы в различных странах должно учитывать особенности менталитета, политической культуры населения. Русский ученый Н.Я. Данилевский, политический мыслитель, геополитик и основатель учения о цивилизациях, в своей книге «Россия и Европа» отмечал, что даже наука может быть национальной. Например, Данилевский верно подметил, что политическая экономия, распространенная в Англии, не обязательно должна применяться в Америке и России [4, c. 168]. Если ценностное ядро страны не предполагает культуру лидерского образа, то практика политической голограммы может не найти опору и принятия в электоральной среде.

Реакция от внедрения голограммы в политический процесс в Индии и Европе может, к примеру, решительно отличаться от реакции в арабском мире. Кстати, приведенный выше кейс США отлично это подтверждает. Следовательно, политтехнолог должен перед применением любой инновационной политической коммуникации / технологии анализировать культурные, религиозные традиции, социальные стереотипы в конкретной стране, смело исследовать символическое поле. Иначе возможны фатальные ошибки, способные привести к непониманию либо возмущению со стороны целевой аудитории электората.

***

Подведем итоги. Технологии политических голограмм становятся довольно разнообразными. Во-первых, появились голограммы политических мероприятий, которые по тем или иным причинам были запрещены властями. Активисты в Испании и Южной Корее пользуются голографическими приемами для демонстрации своего несогласия с действиями властей и презентации собственного политического месседжа. В Канаде же активисты хотят таким способом больше привлечь внимание общественности к проблеме экологии. Во-вторых, политические голограммы стали часто практиковать политические лидеры по всему миру. Их можно наблюдать в Индии, Турции, Франции, Нидерландах, Новой Зеландии и России. Осуществляется такого рода процедура одновременно с несколькими целями: придания имиджевой конструкции политического субъекта инновационного ореола и параллельной демонстрации его образа в различных местах одновременно. В результате получается яркая и оригинальная пропаганда месседжа политического субъекта.

В качестве перспективного третьего направления политической голограммы можно прогнозировать развитие 3D брендов политических партий (прецеденты такого рода в Индии уже имеются). Причем голографизация может вывести бренд-позиционирование партии совершенно на новый уровень. Конечно, голографизация политической жизни стала комплексом инновационных приемов, максимально приближающих виртуальный мир к реальности посредством технологий 3D голографических изображений. Вместе с тем голограмма – не панацея. Она всего лишь политическая технология, переносящая виртуальный образ политика в любую нужную для него точку планеты. Голограмма не устраняет все те экономические, социальные, культурные и политические противоречия, которые существуют в различных странах. Скорее, наоборот, в руках манипулятора при условии низкой политической грамотности населения она может стать дополнительным инструментом по воздействию на общественное мнение в интересах заказчика. Все, что сильно влияет на психоэмоциональную область человеческих отношений без предварительного политического ликбеза и адекватного согласия на это самих людей, как правило, ведет к тоталитарному паноптикуму.

Трехмерный образ современного политического лидера может рассматриваться в качестве преемника архетипа героя из древнейшего мифа о Мировом древе. Он связывает воедино божественный мир (идеологический, сакральный, обеспечивающий вселенский, легитимный порядок) и подземный (мир врагов, противников из радикальной оппозиции, террористов, экстремистов, восстающих против легитимного порядка). Выбор остается за лидером – на чью сторону ему ставать – на сторону защитника людей, справедливого порядка или на сторону манипуляций и тотальной эксплуатации человека.

Эту работу о политической голограмме можно закончить фразой Франческо Гвиччардини из его «Заметок о делах политических и гражданских» [3, c. 112]: «Не удивляйтесь, что люди не знают ни прошлого, ни того, что творится вдалеке от них; посмотрите внимательно – и вы увидите, что люди не имеют верного понятия о делах настоящего и о том, что ежедневно творится в их собственном городе. Между дворцом и площадью стоит такой густой туман или стена такой толщины, что людской глаз сквозь них не проникает, и народ столько же знает о поступках правителей или о причинах этих поступков, сколько о том, что делается в Индии; вот почему мир так часто полнится ложными и бессмысленными мнениями».

 

 

[1]Таким же путем вошел в политологический оборот термин «политический флэшмоб»– после соответствующего накопления случаев подобного рода неконвенциональных форм политического участия для глубокого научного анализа.

Список литературы

1. Володенков С.В. Digital-технологии в системе традиционных институтов власти: политический потенциал и современные вызовы[Текст] /С.В. Володенков. //Вестник Московского государственного областного университета(электронный журнал). 2018. №2. [Электронный ресурс]. URL: www.evestnik-mgou.ru(дата обращения: 02.06.2018).

2. Гайдук В.В., Лукъянцев А.С. Институт политического имиджмейкинга: теоретические аспекты функционального обеспечения [Текст] /В.В.Гайдук, А.С. Лукъянцев.//Вестник Московского государственного областного университета. Серия: История и политические науки. – 2016. – № 1. – С.141–148.

3. Гвиччардини Ф.Заметки о делах политических и гражданских. Пер. с итал. Г.Д. Муравьевой. [Текст] /Ф. Гвиччардини.М.:РИПОЛ классик. 2017. – 240 с.

4. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. [Текст] /Н.Я. Данилевский. М.: Алгоритм. 2018. – с. 560.

5. Денисюк Ю.Н. Об отображении оптических свойств объекта в волновом поле рассеянного им излучения [Текст] /Ю.Н. Денисюк.//Доклады Академии наук СССР. – 1962. – Т. 44. – С. 1275–1278.

6. Ефремов И.А. Звездные корабли. Туманность Андромеды. [Текст] /И.А. Ефремов.М.: Худож. лит. 1987. 399 с.

7. Когда мы увидим голографическое кино?[Электронный ресурс]. URL: http://www.daurov-stereo.ru/page/kogda-my-uvidim-golograficheskoe-kino(дата обращения: 02.06.2018).

8. Мартынов М.Ю. Концепт демократии в преподавании политических наук[Текст] /М.Ю. Мартынов.//Вестник Московского государственного областного университета. Серия: История и политические науки. – 2015. – №5. – С. 191–194.

9. Непомнящий Н., Кривцов Н. Доисторическая Европа. [Текст] /Н. Непомнящий, Н. Кривцов.М.: Вече. 2014. – 256 с.

10. Федорченко С.Н. Политическая голограмма: новая возможность коммуникации или скрытая угроза 3D манипулирования цифровым обществом?[Текст] /С.Н. Федорченко.//Вестник Московского государственного областного университета (электронный журнал). 2018. №2. [Электронный ресурс]. URL: www.evestnik-mgou.ru (дата обращения: 02.06.2018).

11. Buck K. Massive Vladimir Putin hologram appears in Russia //Metro. Friday 2. Mar 2018. [Электронный ресурс]. URL: http://metro.co.uk/2018/03/02/massive-vladimir-putin-hologram-appears-in-russia-7356852/ (дата обращения: 02.06.2018).

12. Bradley R.T. Charisma and Social Structure: A Study of Love and Power, Wholeness and Transformation. [Text] /R.T. Bradley. NY: Paragon Press. 1987. 365 p.

13. Bradley R.T. The Psychophysiology of Intuition: A Quantum-Holographic Theory of Nonlocal Communication [Text] /R.T. Bradley. //World Futures: Journal of New Paradigm Research. 2007. Vol. 63. Issue 2. P. 61-97. DOI: 10.1080/02604020601123148

14. Bradley R.T. Detecting the Identity Signature of Secret Social Groups: Holographic Processes and the Communication of Member Affiliation [Text] /R.T. Bradley. //World Futures: The Journal of New Paradigm Research. 2010. Vol. 66. Issue 2. P. 124-162. https://doi.org/10.1080/02604020903510265

15. Bradley R.T. Communication of collective identity in secret social groups: Hypothesis of a holographic signature of member affiliation [Text] /R.T. Bradley. //Behavioral Sciences of Terrorism and Political Aggression. 2011. Vol. 3. Issue 3. P. 198-224. https://doi.org/10.1080/19434472.2010.512220

16. Ford M. Giant Hologram of Turkish Prime Minister Delivers Speech [Text] /M. Ford. //The Atlantic. 2014. Jan 27.

17. French presidential campaign goes high-tech with hologram rally [Электронный ресурс]. URL: https://phys.org/news/2017-02-french-presidential-campaign-high-tech-hologram.html (дата обращения: 02.06.2018).

18. Jaffrelot Ch.NarendraModi and the Power of Television in Gujarat [Text] / //Television & New Media. 2015. 16(4). P. 346-353

19. Jung J. Politics of Holograms and the Human Body in William Gibson’s Neuromancer[Text] /J. Jung. //The Journal of Literature and Film. 2015. Vol.16. №3. P. 561-584

20. Gabor D. A new microscopic principle [Text] /D. Gabor. //Nature. 1948. 161.P. 777–778.

21. Gathercole M. Brandon Gabriel took part in a hologram protest at TD Bank [Text] /M. Gathercole. //Langley Times. 2017. Nov. 24.

22. Hewitt A. Watch world's first hologram march as thousands protest against 'gag law' - without being there. Protesters in Spain staged the world's first hologram march to demonstrate against planned legislation //Mirror. 13 Apr 2015. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mirror.co.uk/news/weird-news/watch-worlds-first-hologram-march-5507176 (дата обращения: 02.06.2018).

23. Hooft G 't. Canonical Quantization of Gravitating Point Particles in 2+1 Dimensions [Text] /G 't. Hooft. //Classical and Quantum Gravity. 1993. Vol. 10. №8. P. 1653-1664.

24. Kang H. 'Ghost Protest' In Seoul Uses Holograms, Not People [Электронный ресурс].URL:https://www.npr.org/sections/parallels/2016/02/24/467957260/ghost-protest-in-seoul-uses-holograms-not-people (дата обращения: 02.06.2018).

25. KasulisTh.P. Intimacy Or Integrity: Philosophy and Cultural Difference. Honolulu: University of Hawaii Press. 2002. 183 p.

26. Kishko A. The Decline and Fall of the United States of America. Part 1. Bloomington: Xlibris Corporation. 2012. 648 p.

27. Klein E.Elon Musk believes we are probably characters in some advanced civilization's video game [Text] /E. Klein. //Vox. 2016. Jun 2.

28. Leith E.I. andUpatnieks J. Wave front reconstruction with continuous tone objects [Text] /E.I. Leith and Upatnieks J. //Journal of the Optical Society of America. 1963. Vol. 53. P. 1377-1381.

29. Lilian Marijnissen op vierplaatsentegelijkals spook [Text].//De Telegraaf. 2018. 19 feb.

30. Seffers G.I. Holograms Coming to a Military Theater Near You [Text] /G.I. Seffers. //SIGNAL. 2015. December 1.

Войти или Создать
* Забыли пароль?