ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ РАБОЧЕЙ СИЛЫ РЕГИОНОВ РОССИИ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Социально-экономическое развитие страны и отдельных регионов предполагает обеспечение благосостояния населения. Одним из ключевых показателей, которые отражают уровень социально-экономического развития страны и отдельных регионов является качество жизни. В связи с этим одним из приоритетных направлений государственной социальной политики, способствующих развитию региональной экономики и укреплению экономических и политических позиций России, является повышение качества жизни населения. Основная цель исследования – оценка качества жизни рабочей силы регионов Приволжского федерального округа Российской Федерации и разработка рекомендаций по его повышению. В процессе исследования было проанализировано изменение значения сводного (интегрального) индекса качества жизни рабочей силы регионов РФ. Проведенный анализ позволил сделать выводы о состоянии качества жизни рабочей силы в субъектах Приволжского федерального округа РФ. К регионам лидирующей группы по динамике значений индекса качества жизни рабочей силы были отнесены Республика Башкортостан и Республика Татарстан. Индекс качества жизни рабочей силы в данных регионах составил 0,3 и 0,4 соответственно. К регионам отстающей группы по динамике значений индекса качества жизни рабочей силы были отнесены Республика Марий Эл, Республика Мордовию, Удмуртская Республика, Чувашская Республика, Кировская область, Пензенская область, Саратовская область, Ульяновская область. При этом следует отметить, что практических во всех регионах Приволжского федерального округа в период с 2012-2020 гг. наблюдалось снижение индекса качества рабочей силы. В качестве направлений повышения качества жизни рабочей силы были определены: стимулирование и поддержка предпринимательской активности; привлечение инвесторов; повышение туристической привлекательности; развитие взаимовыгодного межрегионального и внешнеэкономического сотрудничества; активное проведение антикоррупционной политики; обновление кадров в органах государственной власти; перераспределение бюджетных средств на проведение социокультурных мероприятий и на жилищно-коммунальное хозяйство

Ключевые слова:
качество жизни, рабочая сила, трудовой потенциал, трудовые ресурсы, человеческий капитал
Текст
Текст произведения (PDF): Читать Скачать

Введение. Национальные цели развития до 2030 года и национальные проекты, разработанные для достижения данных целей, а также многочисленные государственные программы и проекты на федеральном, региональном и муниципальном уровне, в первую очередь нацелены на то, чтобы повысить качество жизни населения, достичь более высокого уровня общественного развития и процветания, социального благополучия. В связи с этим крайне важно правильно понимать теоретическую сущность экономической категории «качество жизни», а также точно анализировать его текущее состояние с помощью существующих методик и подходов оценки, чтобы правильно соотносить текущее состояние качества жизни людей с перспективными целями развития [1, 2, 3].

Зачастую категорию «качество жизни» ошибочно путают с понятием «уровень жизни». С точки зрения экономической науки в категории «уровень жизни» важнейшей составляющей является экономическое благосостояние людей. В то же время категория «качество жизни» несколько шире, ведь кроме экономической характеристики, это понятие учитывает качество  жилищных условий, качество систем образования, здравоохранения и культуры, качество розничной торговли и предоставления платных услуг. Всё это говорит о том, что «качество жизни» включает в себя не только денежно-материальное положение населения, но и качество социо-культурных, жилищно-бытовых, социально-экономических условий проживания людей [4, 5, 6].

Качество жизни – комплексное понятие, поэтому оно используется не только в экономике, но и в социологии, политологии, социальной психологии, медицине, так как качество жизни фактически обозначает оценку довольно широкого спектра характеристик и условий проживания человека на определённой территории. При этом часть методик оценки качества жизни включает в себя, в том числе уровень удовлетворенности человека данными условиями жизни [7].

Состояние качества жизни населения может быть довольно динамичным, поэтому решение проблем и вопросов, связанных с ним, оказывает непосредственное влияние на демографическое положение в регионе, создает условия для эффективного воспроизводства человеческих ресурсов [8]. Разумеется, следует понимать, что общественное развитие определяется обеспеченностью ресурсами. Однако в то же время наиболее эффективная реализация человеческих ресурсов зависит от уровня занятости, уровня доходов и состояния системы образования [9]. Исследования показывают, что между данными факторами наблюдается корреляция. При этом уровень доходов является наиболее существенной составляющей, потому что во многом именно доходы населения определяют доступность для него многих ресурсов, которые в свою очередь обеспечивают улучшение качества жилищных условий, рост продолжительности жизни населения, позволяют населению вести более достойную жизнь, получать наиболее качественные образовательные и медицинские услуги [10, 11]

Поскольку в современных условиях наблюдаются существенные отличия в качестве жизни по регионам Российской Федерации, это приводит к определенной напряженности на рынке труда [12, 13]. В связи с этим возникает необходимость в анализе факторов, оказывающих влияние на устойчивость системы трудового потенциала и на качество жизни в  регионах.

Одной из актуальных проблем также является определение показателей, которые позволяют оценить трудовой потенциал, характеризуют формирование и использование человеческих ресурсов [14]. В частности оценивается физическое состояние человека, его образовательный уровень, профессиональная подготовка, квалификация, общая культура и социальная активность. В этой связи необходимо проводить активную региональную  политику занятости, которая будет стимулировать население повышать квалификацию, приобретать новые знания, умения и навыки, обучаться новым профессиям [15, 16, 17].  

Кроме того разрабатывая региональную политику в области занятости населения, следует учитывать изменения количественных и качественных характеристик трудового потенциала. Трудовой потенциал представлен совокупностью ресурсов и возможностей человека, которые проявляются в процессе трудовой деятельности. Эффективность использования трудового потенциала определяется конкурентоспособностью человеческого капитала и качеством жизни рабочей силы [18, 19]. В экономической литературе к основным факторам, характеризующим конкурентоспособность человеческого капитала, относят уровень образования, производственная подготовка, здоровья и миграции населения.

Также следует отметить, что на современном этапе развития социально-экономических отношений на качество жизни рабочей силы в регионах влияет занятость населения. Политика государства в сфере занятости реализуется на федеральном, региональном и муниципальном уровне [20, 21, 22]. Государство в рамках реализации  политики государства в сфере занятости должно выполнять следующие функции:

- гарантировать населению права на добровольный труд и на свободный выбор вида деятельности;

- реализовывать мероприятия по обеспечению рабочими местами лиц, которые испытывают проблемы в трудоустройстве;

- создавать благоприятную среду, которая будет способствовать всестороннему развитию человеческого капитала;

- разрабатывать профилактические мероприятия, направленные на сокращение и предупреждение безработицы;

- всесторонне поддерживать предпринимательские структуры.

Разрабатывая и реализуя политику занятости населения на уровне регионов государство стремиться минимизировать разрыв в их социальном и экономическом развитии, а также стабилизировать ситуацию на рынке труда.

Условия, материалы и методы.

Цель данного исследования заключается в оценке качества жизни рабочей силы регионов Российской Федерации и разработке рекомендаций по его повышению. Для оценки качества жизни в регионах Приволжского федерального округа России нами был рассчитан сводный (интегральный) индекс качества жизни населения. В качестве компонентов оценки были рассчитаны семь стоимостных статистических показателей: средняя обеспеченность жилищным капиталом в тыс. руб. на человека; сбережения населения в руб.; оборот розничной торговли на душу населения в руб.; объем платных услуг на душу населения в руб.; расходы на душу населения из консолидированного бюджета на жилищно-коммунальное хозяйство в руб.; расходы на душу населения из консолидированного бюджета на социокультурные мероприятия (здравоохранение, образование, социальная политика) в руб. [7].

Можно выделить следующие требования к показателям, характеризующим качество жизни:

показатели должны иметь способность быстро реагировать на те ключевые факторы, которые существенно меняют условия жизни населения;

показатели должны иметь открытые для анализа количественные характеристики, которые обеспечивают возможность осуществлять сравнение, оценку и мониторинг изменений.

На практике для оценки качества жизни используют сводный (интегральный) индекс качества жизни населения. Данный индекс рассчитывается следующим образом:

 

 

(1)

 

где QLit – непосредственно сводный (интегральный) индекс качества жизни населения;

xzit – сводный индекс z-го компонента (блока) качества жизни населения i-го субъекта Российской Федерации в t-м временном периоде;

kztвесовой коэффициент значимости z-го компонента (блока) качества жизни населения в t-м временном периоде (значение весового компонента может аргументированно определяться исследователями самостоятельно);

z — количество компонентов (блоков) качества жизни населения [23].

Проведенный анализ позволил сделать выводы о состоянии качества жизни рабочей силы в субъектах Приволжского федерального округа РФ и предложить рекомендации по его повышению.

Результаты и обсуждение

В процессе исследования нами была систематизирована статистическая информация по семи отобранным стоимостным показателям: средней обеспеченности жилищным капиталом в тыс. руб. на человека; сбережениям населения в руб.; обороту розничной торговли на душу населения в руб.; объему платных услуг на душу населения в руб.; расходам на душу населения из консолидированного бюджета на жилищно-коммунальное хозяйство в руб.; расходам на душу населения из консолидированного бюджета на социокультурные мероприятия (здравоохранение, образование, социальная политика) в руб. [24].

На следующем этапе были соотнесены отобранные стоимостные показатели и на основе найденных отношений были рассчитаны следующие индексы [7]  (таблица 1).

Подробнее объясним, почему распределение весовых коэффициентов значимости каждого индекса (XZit) при подсчете сводного (интегрального) индекса качества жизни рабочей силы (QLit) (регионов ПФО в 2012 – 2020 годах было осуществлено нами именно так.

На наш взгляд, для благополучия населения и для повышения качества его жизни первостепенным является создание и укрепление социокультурной среды (коэффициент влияния – 0,43). Так, уровень здравоохранения является фундаментом благополучия населения, потому что только здоровое население будет способно эффективно учиться и работать. Образование и духовное развитие также немаловажно – от уровня их развития зависит много факторов: уровень профессионализма (чем он выше, тем и доход, соответственно, выше), уровень гражданственности (это определяет, в частности, качество выполнения полномочий государства, которое влияет также и на качество жизни населения), уровень преступности и т.п. Также, мы считаем, что высокий уровень образованности способствует росту уровня финансовой грамотности, что немаловажно для потребителя на рынке.

Далее по приоритетности мы определили индекс отношения оборота розничной торговли на душу населения к величине прожиточного минимума и индекс отношения объема платных услуг на душу населения к величине прожиточного минимума (коэффициенты влияния – 0,15). Высокий индекс данных показателей (причём как оборота товаров, так и оборота услуг) – один из признаков хорошего состояния экономики региона. Также это означает и относительно высокие налоговые доходы в региональный бюджет, отсюда – увеличение в объёмах расходов бюджета страны, которые могут быть направлены на поддержание и улучшение качества жизни населения.

Далее следуют индекс отношения средней обеспеченности жилищным капиталом к величине прожиточного минимума и индекс отношения расходов консолидированных бюджетов регионов на жилищно-коммунальное хозяйство к величине прожиточного минимума (коэффициенты влияния –0,1). По нашему мнению, доступность жилья и тарифы жилищно-коммунального хозяйства не особо значимые показатели качества жизни. Безусловно, они, с одной стороны, повышают качество жизни населения региона, но, с другой – если возникнет такая ситуация, при которой в одном регионе будет доступное жильё и низкие тарифы жилищно-коммунального хозяйства, а в другом близлежащем – ситуация будет противоположная, то на выходе мы получим миграцию населения в первый регион и перенаселённые территории. Такое последствие неизбежно для стран, обладающих большой территорией, к числу которых относится Россия. Поскольку в таких странах субъекты априори будут неоднородны по социально-экономическим показателям, в том числе по доступности квартир и по тарифам жилищно-коммунального хозяйства.

Наименьший коэффициент влияния, на наш взгляд, должен иметь индекс отношения величины сбережений населения к прожиточному минимуму, поскольку мы считаем, что так называемая «финансовая подушка безопасности населения» должна быть представлена не в денежной форме, и не иметь ничего общего со сбережениями на банковском счету. Деньги имеют свойство обесцениваться. Поэтому возникает необходимость грамотного расходования и инвестирования. Иными словами, речь идёт о финансовой грамотности населения, высокий уровень которой обеспечивается уровнем обеспеченности образования. Это в очередной раз доказывает высокую приоритетность коэффициента влияния на индекс отношения расходов консолидированных бюджетов регионов на социокультурные мероприятия к величине прожиточного минимума.

На основе результатов расчетов индексов данных отношений нами был определен сводный (интегральный) индекс качества жизни рабочей силы (QLit) регионов Приволжского федерального округа в 2012 – 2020 годах.

По итогам  расчета сводного (интегрального) индекса качества жизни рабочей силы была определена лидирующая группа регионов, средняя группу регионов и отстающая группу регионов.

К регионам лидирующей группы по динамике значений сводного (интегрального) индекса качества жизни рабочей силы можно отнести Республику Татарстан и Республику Башкортостан (рис. 1).

Как видно из рисунка 1 несмотря на то, что Республика Татарстан и Республика Башкортостан относятся к регионам лидирующей группы в среднем в 2012 – 2020 гг. наблюдалось снижение значений сводного (интегрального)  индекса качества жизни рабочей силы. Так, в Республике Башкортостан значение индекса снизилось в 2020 году по сравнению с 2012 с 0,33 до 0,3. В Республике Татарстан значение индекса снизилось в 2020 году по сравнению с 2012 годом с 0,44 до 0,4.

К регионам средней группы по динамике значений индекса качества жизни рабочей силы можно отнести Пермский край, Нижегородскую область, Оренбургскую область, Самарскую область (рис. 2).

Как видно из рисунка 2 значение индекса качества жизни рабочей силы в 2012-2020 гг. повысилось в  Нижегородской области на 78,6%. Тогда как в Пермском крае, Оренбургской области, Самарской области значение индекса снизилось в среднем на 18 %.

К регионам отстающей группы по динамике значений индекса отношения оборота отношения объема платных услуг на душу населения к величине прожиточного минимума можно отнести Республику Марий Эл, Республику Мордовию, Удмуртскую Республику, Чувашскую Республику, Кировскую область, Пензенскую область, Саратовскую область, Ульяновскую область (рис. 3).

В среднем в 2012 – 2020 гг., значение индекса качества жизни рабочей силы в 2012-2020 гг. в большинстве регионов отстающей группы снизилось. Повышение индекса наблюдается лишь в Пензенской и Саратовской областях на 83,3 % и 57,1 % соответственно.

По итогам проведенного исследования были разработаны рекомендации по повышению качества жизни рабочей силы регионов Приволжского федерального округа.

Прежде всего, опираясь на научные работы экономистов, статистические данные, факты общественно-политической жизни, можно выделить как минимум три причины низкого качества жизни в регионах и дать соответствующие рекомендации по устранению данной причины.

Во-первых, это так называемая «предрасположенность» региона к низкому уровню социально-экономического развития, которая проявляется, например, в отсутствии больших объёмов полезных ископаемых или в невыгодном экономико-географическом положении. Эти факторы в какой-то степени определяют состояние экономики и, соответственно, размер доходов бюджета региона. Стоит отметить, что данные проблемы практически невозможно каким-либо образом существенно изменить.

Во-вторых, ошибки в управлении структурой экономики региона. На сегодняшний день в мире сырьевой рынок, росту которого способствует вышеупомянутая «предрасположенность», вытесняется сложно структурированной экономикой территории, которая включает в себя высокую развитость различных отраслей. В России же такой тенденции пока не наблюдается, но, если её нет, это не означает, что регионы не имеют возможности развиваться в этом направлении – тем более, если это вынуждает экономико-географического положение. Если доходы от реализации сырья, которые являются одним из показателей уровня социально-экономического развития региона, не удовлетворяют запросам развития региона, то не следует останавливаться на достигнутом, считая данную ситуацию максимально возможной. Важно искать другие направления развития региональных экономик – стимулирование и поддержка предпринимательской активности (в том числе, путем создания территорий опережающего социально-экономического развития и особых экономических зон), привлечение инвесторов, повышение туристической привлекательности, развитие взаимовыгодного межрегионального и внешнеэкономического сотрудничества, совершенствование практики проектной деятельности в различных сферах (информационно-технологическая, инновационная и так далее). Впоследствии всё это благоприятно повлияет на социально-экономическую обстановку в регионе и на доходы регионального бюджета.

Однако, недостаточно иметь большие доходы бюджета, нужно ещё уметь грамотно ими распоряжаться. Иными словами, третья причина низкого качества жизни населения заключается в низкой степени квалифицированности государственных служащих регионов, в низком уровне регионального государственного управления (в том числе, бюджетом региона). В этом случае мы можем обратиться к использованным ранее данным статистики: отношение расходов консолидированных бюджетов регионов на социокультурные мероприятия к величине прожиточного минимума и отношение расходов консолидированных бюджетов регионов на ЖКХ к величине прожиточного минимума. Действительно, у регионов с низким индексом качества жизни рабочей силы наблюдаются и невысокие значения вышеуказанных отношений. Это означает, что неэффективное управление расходованием бюджетных средств приводит, в данном случае, к низким показателям качества жизни рабочей силы. К рекомендациям можно отнести активное проведение антикоррупционной политики, обновление кадров в органах государственной власти, перераспределение бюджетных средств на проведение социокультурных мероприятий и на жилищно-коммунальное хозяйство.

Выводы. Таким образом, в процессе исследования мы подробно рассмотрели динамику изменений семи индексов отношений отобранных статистических показателей, а также проанализировали то, как изменялись значения сводного (интегрального) индекса качества жизни рабочей силы регионов ПФО. Для каждого индекса определили лидирующую группу регионов, среднюю группу регионов и отстающую группу регионов. К регионам лидирующей группы по динамике значений индекса качества жизни рабочей силы нами были отнесены Республика Башкортостан и Республика Татарстан. К регионам отстающей группы по динамике значений индекса качества жизни рабочей силы были отнесены Республика Марий Эл, Республика Мордовию, Удмуртская Республика, Чувашская Республика, Кировская область, Пензенская область, Саратовская область, Ульяновская область.

В качестве общих рекомендаций по повышению качества жизни рабочей силы регионов нами было предложено осуществлять развитие региональных экономик в различных направлениях: стимулирование предпринимательской активности; разработка и осуществление комплексов мер по повышению инвестиционной и туристической привлекательности; развитие взаимовыгодного межрегионального и внешнеэкономического сотрудничества; совершенствование практики проектной деятельности в различных сферах; активное проведение антикоррупционной политики; обновление кадров в органах государственной власти; перераспределение бюджетных средств на проведение социокультурных мероприятий и на жилищно-коммунальное хозяйство.

 

Список литературы

1. Кадомцева, С. В. Качество жизни населения в административных центрах субъектов Российской Федерации (на примере Дальневосточного федерального округа) / С. В. Кадомцева, Н. Ю. Пивкина // Экономический анализ: теория и практика. – 2018. – Т. 17. – № 11(482). – С. 2091-2106. – DOI 10.24891/ea.17.11.2091.

2. Мартышенко, С. Н. Применение когнитивной модели для управления качеством жизни в регионе / С. Н. Мартышенко, Н. С. Мартышенко // Вестник НГИЭИ. – 2016. – № 9(64). – С. 98-107.

3. Телегина, К. Ю. Качество жизни. Влияние на воспроизводство населения и рабочей силы / К. Ю. Телегина // Гуманитарный научный журнал. – 2018. – № 1-1. – С. 23.

4. Шуняев, А. В. Уровень и качество жизни населения как основа формирования конкурентоспособности рабочей силы региона / А. В. Шуняев // Уровень жизни населения регионов России. – 2015. – № 3(197). – С. 142-150.

5. Social development mechanism of an agricultural enterprise formation / A. Klychova, G. Klychova, A. Zakirova [et al.] // E3S Web of Conferences. 110. 02072 URL: https://www.e3s-conferences.org/articles/e3sconf/pdf/2019/36/e3sconf_spbwosce2019_02072.pdf (дата обращения 11.01.2022). https://doi.org/10.1051/e3sconf /20191100.

6. Социальная политика государства и ее зависимость от внешних и внутренних факторов / И. Г. Гайнутдинов, Ф. Н. Мухаметгалиев, Н. М. Асадуллин, Ф. Н. Авхадиев // Актуальные проблемы государственного и муниципального управления в условиях цифровой трансформации экономики : Материалы I всероссийской (национальной) научно-практической конференции, посвященной 60-летию института экономики, Казань, 11–12 марта 2021 года. – Казань: Казанский государственный аграрный университет, 2021. – С. 64-74.

7. Воробьев, А. А. Анализ и оценка качества жизни регионов РФ: современное состояние и тенденции / А. А. Воробьев, И. С. Глебова, А. М. Закиров // Экономика и предпринимательство. – 2021. – № 1(126). – С. 366-369. – DOI 10.34925/EIP.2021.126.01.071.

8. Тоичкина, В. П. Инструменты устойчивого демографического развития и самореализации населения / В. П. Тоичкина // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2019. – Т. 2. – № 4. – С. 22-30.

9. Субаева, А. К. Готовность кадров к восприятию и внедрению современной техники и технологий в сельскохозяйственное производство / А. К. Субаева, Л. М. Мавлиева // Вестник Казанского государственного аграрного университета. – 2018. – Т. 13. – № 3(50). – С. 147-150. – DOI 10.12737/article_5bcf5799dbe707.03578820.

10. Мельникова, Т. Б. Влияние факторов социальной активности и образа жизни на ожидаемую продолжительность здоровой жизни населения региона / Т. Б. Мельникова, А. Ю. Пьянкова // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Экономика и управление. – 2021. – Т. 7. – № 2. – С. 53-60.

11. Labor productivity in digital agriculture / A. K. Subaeva, M. M. Nizamutdinov, L. M. Mavlieva, M. N. Kalimullin // BIO Web Conf., 17 00226 (2020) https://www.bio-conferences.org/component/makeref/?task=show&type=html&doi=10.1051/bioconf/20201700226 (дата обращения: 17.01.2022) https://doi.org/10.1051/bioconf/20201700226

12. Гагарина, С. Н. Анализ рынка труда Калужской области в целях определения траекторий занятости пожилого населения / С. Н. Гагарина, Н. Ю. Чаусов, Н. М. Гореева // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. – 2019. – № 4(60). – С. 17.

13. Архипова, Л. С. Влияние конъюнктуры рынка труда на экономическую безопасность региона / Л. С. Архипова // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. – 2020. – № 3(63). – С. 3.

14. Липатова, Л. Н. Тенденции и особенности формирования трудового потенциала современной России / Л. Н. Липатова // Вестник НГИЭИ. – 2021. – № 9(124). – С. 116-128. – DOI 10.24412/2227-9407-2021-9-116-128.

15. Юсупова, И. В. Стратегическое планирование развития трудового потенциала региона (на примере Республики Татарстан) / И. В. Юсупова // Профессиональное образование в России и за рубежом. – 2016. – № 3(23). – С. 148-152.

16. Formation and disclosure of information on social responsibility of agribusiness enterprises / D. Faizrakhmanov, A. Zakirova, G. Klychova [et al.] // E3S Web of Conferences 91, 06004 (2019) https://www.e3s-conferences.org/articles/e3sconf/abs/2019/17/e3sconf_tpacee2019_06004/e3sconf_tpacee2019_06004.html (дата обращения: 17.01.2022) https://doi.org/10.1051/e3sconf/20199106004

17. Формирование корпоративного механизма управления социально-экономическим развитием предприятий аграрного сектора экономики / Г. С. Клычова, А. Р. Закирова, А. Р. Валиев [и др.]. – Москва : Казанский государственный аграрный университет, 2021. – 171 с. – ISBN 978-5-369-01876-7. – DOI 10.29039/01876-7.

18. Производительность труда в аспекте цифрового сельского хозяйства / А. К. Субаева, М. М. Низамутдинов, Л. М. Мавлиева, М. Н. Калимуллин // Сельское хозяйство и продовольственная безопасность: технологии, инновации, рынки, кадры : Научные труды международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию аграрной науки, образования и просвещения в Среднем Поволжье, Казань, 13–14 ноября 2019 года. – Казань: Казанский государственный аграрный университет, 2019. – С. 760-766.

19. Управление механизмами повышения эффективности трудовых ресурсов в сельском хозяйстве / Ф. Н. Мухаметгалиев, Д. И. Файзрахманов, А. Р. Валиев [и др.]. – Казань : Казанский государственный аграрный университет, 2021. – 420 с. – ISBN 978-5-6044926-3-5.

20. Васильева, А. В. Статистический анализ трудовой составляющей конкурентоспособности Амурской области / А. В. Васильева // Статистика и Экономика. – 2019. – Т. 16. – № 5. – С. 31-46. – DOI 10.21686/2500-3925-2019-5-31-46.

21. Кулешова, В. Д. Приоритетные направления реализации государственной политики занятости в регионе / В. Д. Кулешова // Россия: Тенденции и перспективы развития : Ежегодник, Москва, 20–21 декабря 2018 года / Ответственный редактор В.И. Герасимов. – Москва: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 2019. – С. 821-824.

22. Рарова, М. В. Политика занятости и ее регулирование в регионе (на примере Новгородской области) / М. В. Рарова // Электронный научный журнал. – 2016. – № 1(4). – С. 425-429. – DOI 10.18534/enj.2016.01.425.

23. Юсупова, И. В. Приоритетные направления реализации государственной политики занятости в регионе / И. В. Юсупова // Профессиональное образование в России и за рубежом. – 2014. – № 2(14). – С. 21-24.

24. Гришина, И. В. Качество жизни населения регионов России: методология исследования и результаты комплексной оценки / И. В. Гришина, А. О. Полынев, С. А. Тимонин // Современные производительные силы. – 2012. – № 1. – С. 70-83.

25. Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс] // Официальный сайт. – Режим доступа: https://www.gks.ru/ (дата обращения: 20.05.2020).

Войти или Создать
* Забыли пароль?