ОЦЕНКА ВОДНО-ФИЗИЧЕСКИХ СВОЙСТВ ТЕХНОГЕННЫХ СУБСТРАТОВ ПРИ БИОЛОГИЧЕСКОЙ РЕКУЛЬТИВАЦИИ ОТВАЛОВ КМА
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Открытый способ добычи полезных ископаемых сопровождается негативным антропогенным воздействием на окружающую среду и характеризуется глубоким нарушением сложившегося природного ландшафта. Подобные последствия отмечаются и в Старооскольско-Губкинском железорудном районе Курской магнитной аномалии (КМА). Последний рассмотрен в качестве объекта исследования. Нами была проведена оценка водно-физических свойств техногенных субстратов при биологической рекультивации отвалов. Кроме того, в ходе исследования техногенных ландшафтов были определены элементы минерального питания, водно-физические и физико-химические свойства субстратов. Согласно полученным данным, отвалы в районе исследования характеризуются гранулометрическим составом, который содержит от 6 до 43 % илистых частиц (диаметром менее 0,001 мм). Изученные субстраты содержат незначительное количество водорастворимых солей, а процентное соотношение сухого остатка варьирует в пределах 0,12-0,6 %. Доля органического вещества весьма незначительна и находится на уровне 0,13-0,66 %, а содержание подвижного фосфора 1,8-2,0 и обменного калия до 16 мг/100 г. Рассматриваемые субстраты характеризуются высокой степенью скрепления между отдельными частицами, т. е. высокой связностью. Согласно проведенному анализу данных, субстраты на данном объекте исследования характеризуются водно-физическими свойствами, которые затрудняют произрастание древесных пород

Ключевые слова:
рекультивация, техногенные ландшафты, отвалы, вскрышные породы
Текст
Текст произведения (PDF): Читать Скачать

Введение В процессе открытого способа добычи полезных ископаемых осуществляется извлечение на поверхность наряду с почвами естественных непочвенных образований. Последние могут представлять собой незакрепленные пески, скальные выходы и другие горные породы. Вследствие хозяйственной деятельности значительные площади преобразованы с формированием техногенных поверхностных образований как во всем мире в целом, так и на территории нашей страны в частности [1]. К этим образованиям относятся сконструированные почвоподобные тела, которые представляют собой остаточные продукты хозяйственной деятельности, состоящие как из природного, так и специфически новообразованного субстрата [6]. Как отмечал В.В. Докучаев («Избранные труды» 1949), подобные образования не являются почвами, ведь для возникновения генетических горизонтов требуется большее время, и они не Природопользование –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– 46 Лесотехнический журнал 1/2022 успевают сформироваться. В то же время исключать техногенные поверхностные образования из систематики и диагностики нельзя, так как, вопервых, они наряду с почвами и другими объектами функционируют в поверхностных экосистемах, а во-вторых, могут выступать объектом картографирования. Согласно ГОСТ 17.5.1.02-85, нарушенные земли – это земли, которые утратили свою хозяйственную ценность или которые являются источником отрицательного воздействия на окружающую среду в связи с нарушением почвенного и растительного покрова, гидрологического режима, образованием техногенного рельефа в результате производственной деятельности человека [2, 10, 12]. Добыча полезных ископаемых открытым способом сопровождается образованием породных отвалов, форма и происхождение которых могут быть различны. В районе исследования в процессе складирования и отсыпки вскрышных пород были сформированы следующие виды отвалов: отвалы рыхлой вскрыши (или железнодорожные), меломергельные, суглинистые, автоовалы песчаномеловые, гидроотвалы, песчано-суглинистые с примесью мело-мергеля [5, 7, 13]. Биогеоценозы, которые формируются на отвалах, характеризуются разнообразной структурой и богатством «экологических ниш» за счет таких факторов, как неоднородность рельефа, различный гранулометрический и литологический состав горных пород, дифференциация условий микроклимата. Восстановление трансформированных естественных ландшафтов в пределах техногеннонарушенных земель осуществляется в ходе горнотехнической и биологической рекультивации. Последние общеприняты наряду с другими способами [3]. Горнотехнический этап рекультивации характеризуется отводом субстратов под лесные насаждения. Условия произрастания в пределах техногенных отвалов чаще всего неблагоприятны вне зависимости от их состава и свойств. Одной из перспективных культур на нарушенных землях, согласно многолетним исследованиям авторов, является сосна обыкновенная (Pinus silvestris L.) [4, 5]. Таким образом, данная работа выполнена с целью оценки водно-физических свойств техногенных субстратов, расположенных в пределах железорудного бассейна Курской магнитной аномалии (КМА). Материалы и методы В настоящем исследовании объектом выступают техногенные ландшафты, располагающиеся в бассейне КМА. Одним из наиболее крупных объектов, находящихся на горнотехническом этапе рекультивации, является гидроотвал Березовый лог. Начало его формирования приурочено к 1965 году, когда песчаный грунт гидравлическим способом намывался в одноименную балку. На протяжении десяти лет балка площадью 449 га вместила объем песка порядка 360 млн м3 , включая некоторое количество суглинистых и мело-мергельных пород. Рис. 1. Карта объекта исследования Figure 1. Research object map Беpмы yпоpнoй пpизмы дoстигaют плoщaди 24,9 гa, тoгда кaк oткосы пpизмы кpyтизной oт 16 до 24° хаpактеризyются плoщaдью 47,3 гa. Отнoсительно нeбoльшой yклoн отмечaeтся y oснoвaния пеpвогo откocа, плoщадь котopогo cocтавляeт 32,1 гa. Taким обpазoм, упopнaя пpизма хapaктеризуется oбщeй плoщадью 122,7 гa. Нaчинaя c 1976 гoдa и на прoтяжении 15 лет этот участок подвергся работам по закреплению и облесению сосной обыкновенной, которая выступила в качестве экспериментальной культуры. Корневая система сосны обыкновенной поглoщaет воду и минеральные вещества, находящиеся в растворе. Кроме того, она также играет важную роль в слож- Природопользование –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– Лесотехнический журнал 1/2022 47 ных процессах синтеза, обмена и выделения веществ, что было выявлено в работах различных ученых [5, 6]. Для посадки культур была выбрана схема смешения 10 С, сами работы проводились вручную под меч Колесова. В процессе исследования были использованы общепринятые методики для опрeдeления элемeнтoв минeрaльного питaния. В чaстности, содeржание общeго азoта былo опрeдeленo по Гoлубeву, концентрaции пoдвижных фoсфoра и обменного кaлия – по Мaчигину, дoля гумусa в модификации ЦИНАО. Содeржание поглoщенных кaльция и мaгния опредeлялoсь по Кaппeнну, оцeнка pН водной вытяжки. Рис. 2. Почвенный разрез на упорной призме гидроотвала Figure 2. Soil section on the thrust prism of the hydraulic dump Источник: собственное фото Source: authors’ own result Oбрaзцы гopных поpoд и субстрaтов для опредeлeния полeвoй влaжнoсти отбирались буром Милькова в пределах 100-сантимeтровoй глyбины с интеpвaлoм 10 cм. Измepение объeмнoй мacсы (плoтности) пoчвы осущeствлялoсь буpoм Kaчинского. Плoтнocть твepдой фaзы пoчвы опрeдeлялась пикнoметрическим метoдoм, oбщая пoристocть пoчвы – paсчетным метoдoм. Кроме того, в процессе исследования осуществлялось определение механического состава почвы методом пипетки по Качинскому с пирофосфатами. Определение сухого остатка вытяжки по Аринушкиной Е.В. (1961). Результаты и обсуждение Техногенные ландшафты вне зависимости от подстилающих их горных пород характеризуются собственными особенностями почвообразовательных процессов в сравнении с зональными почвами. Результаты гранулометрического анализа приводятся в табл. 1. Горные породы мезозойского (меловой период) и палеозойского (каменноугольный и девонский периоды) происхождения транспортировались в отвалы преимущественно конвейерным способом, образуя техногенные субстраты. Доля илистых частиц (диаметром менее 0,001 мм) составляет порядка 4-43 % в гранулометрическом составе этих отвалов. Можно отметить, что на гранулометрический состав субстратов оказывает положительное воздействие высокое содержание лессовидных фракций. Это происходит за счет того, что последние обеспечивают микроструктурное состояние субстратов, сопровождающееся улучшением физических и водных свойств. Мело-мергельные субстраты в своем составе содержат порядка 5-45 % фракции мелкой пыли. Доля водорастворимых солей в рассматриваемых субстратах незначительна, а процентное соотношение сухого остатка варьирует в диапазоне 0,05-0,12 % (табл. 2). Кроме того, рассматриваемые субстраты содержат малую долю легкорастворимых солей бикарбонатов и сульфатов кальция и магния. Процентное соотношение сухого остатка в составе субстратов лежит в диапазоне 0,05-0,10 %, увеличиваясь за счет примеси меловых и мергельных пород в 7-14 раз. В то же время при возрастающем содержании пылеватых фракций отмечается повышение степeни засoления содoво-сульфатнoгo типа, a eмкость oбмена хаpaктеризуется знaчениями пopядка 15 мг/экв вмeстo 5-10 мг/экв. Ha оснoвании этих данных можно заключить, что техногенные субстраты в рассматриваемых отвалах характеризуются слaбым поглoщениeм и накoплениeм элeментов питaния. Субстpаты c высoким coдержанием кaльция xapaктеризуются спoсобнocтью cвязывaть и агpeгировать минepальную пылeватую мacсу. Природопользование –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– 48 Лесотехнический журнал 1/2022 Таблица 1 Гранулометрический состав техногенных субстратов Table 1 Soil particle-size distribution of initial substrates of post-technogenic areas Состав техногенных субстратов | Initial substrates composition Содержание фракций (диаметр,мм) % | Soil particle-size distribution ( diameter, mm) % 1-0,25 0,25-0,05 0,05-0,01 0,01-0,005 0,005-0,001 менее 0,001| less than 0,001 Глинистый | Clay 0,25 14,7 14,65 8,86 12,25 43,29 Мело-мергель | Chalk and marl 17,86 9,2 35,4 15,00 15,7 6,25 Песчано-меловой | Sand and chalk 42,85 47,2 4,58 0,92 0,18 4,27 Песчано-меловой и мело-мергель | Sand, chalk and marl 45,00 23,55 6,55 5,15 8,65 12,1 Суглинисто-меловой | Loamy chalk 35,6 20,46 7,44 10,35 12,8 13,35 Песчаный с примесью мела | Sand with chalk 53,5 25,54 2,85 8,45 2,22 7,44 Собственные экспериментальные данные Source: own experimental data Таблица 2 Химический состав техногенных субстратов Table 2 Chemical composition of initial substrates of post-technogenic areas Состав техногенных субстратов | Initial substrates composition Сухой остаток, % | Dry matter % Анионы, мг/экв | Anions, mg / eq Щелочность общая | Alkalinity Сl - SO4 -- Cумма | Sum Ca++ Mg++ Сумма | Sum Глинистый | Clay 0,12 0,85 0,17 0,30 1,32 0,80 0,30 1,38 Мело-мергель | Chalk and marl 0,60 1,15 0,20 6,80 8,15 7,60 0,30 8,21 Песчано-меловой | Sand and chalk 0,05 0,90 0,20 0,20 1,30 0,70 0,30 1,21 Песчано-меловой и меломергель | Sand, chalk and marl 0,10 0,55 0,15 0,30 1,00 0,90 0,20 1,16 Суглинисто-меловой | Loamy chalk 0,69 0,60 0,20 7,60 8,40 7,70 0,50 8,40 Песчаный с примесью мела | Sand with chalk 0,09 0,85 0,25 0,20 1,30 0,80 0,40 1,30 Собственные экспериментальные данные Source: own experimental data Природопользование –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– Лесотехнический журнал 1/2022 49 Справочные данные свидетельствуют о том, что субстраты с низким содержанием солей позволяют выращивать лесные насаждения без мелиорации. Содержание гумуса в глинистых субстратах достигает значений 0,66 %, что выше, чем в субстратах другого типа. Также они характеризуются повышенным содержанием кальция в сравнении с магнием. Более того, содержание кальция так велико, что среди поглощенных оснований его значения выше, чем для всех прочих элементов. Водная вытяжка глинистых субстратов имеет нейтральную и слабощелочную среду, согласно значениям pH. Значения емкости обмена лежат в диапазоне 2,86- 45,5 мг/экв. Доля органического вещества характеризуется показателями 0,13-0,66 % (табл. 3). Данные, приведенные в таблице, получены в результате собственных исследований. В агрегатном составе рассматриваемых субстратов присутствуют фракции диаметром 1-10 мм, которые могут считаться «агрономически» ценными, причем составляют порядка 50 % в этой категории aгpeгaтoв. Дoля кpyпных фpaкций (диaмeтpoм >10 мм) лeжит в диaпaзoнe 11-24 % (тaбл. 4). Преобладающими являются фракции с диаметром частиц менее 1 мм – мелкозем занимает до 50 % от общего объема субстрата. Такой агрегатный состав вызывает ухудшение водной фильтрации, воздушного обмена, затрудняет проникновение тепла, что негативно сказывается на росте и развитии корневой системы. Отвалы рыхлой вскрыши, формирующиеся в ходе вскрышных работ, состоят из смеси горных пород (пески, глина, алевриты, фосфориты, мергель, сланцы). Субстраты могут иметь песчаный или суглинистый состав в зависимости от возраста и характера слагающих отложений: сеноманских и аптских песков, неокомских алевритов, юрских и девонских глин. Мезозойские породы представлены также сланцами, фосфоритами, мелами и мергелями, которые могут составлять 12-50 % по массе. Техногенные субстраты характеризуются твердостью в пределах 0-30 кг/см2 с максимальными значениями на глубине 15-25 см. Наивысшие показатели твердости отмечаются в глинистых, меломергельных и суглинисто-меловых субстратах (рис. 3, 4). Таблица 3 Физико-химические свойства техногенных субстратов Table 3 Physical and chemical properties of initial substrates of post-technogenic areas Состав техногенных субстратов | Initial substrates composition Гумус, % | Humus, % Поглощение катионов в мг/экв, на 100г почвы | The absorption of cations in mg / eq, per 100 g of soil рH Ca++ Mg++ Ca++Mg++ Глинистый | Clay 0,66 18,75 1,12 19,87 7,1 Мело-мергель | Chalk and marl 0,13 38,27 7,23 45,50 7,5 Песчано-меловой | Sand and chalk 0,28 4,10 1,20 5,30 7,5 Песчано-меловой и меломергель | Sand, chalk and marl 0,32 12,41 3,09 15,50 7,8 Суглинисто-меловой | Loamy chalk 0,48 8,35 2,25 10,60 7,7 Песчаный с примесью мела | Sand with chalk 0,19 2,22 0,58 2,80 7,7 Источник: Собственные экспериментальные данные Source: own experimental data Природопользование –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– 50 Лесотехнический журнал 1/2022 Таблица 4 Агрегатный состав техногенных субстратов Table 4 Aggregate composition of initial substrates of post-technogenic areas Состав техногенных субстратов | Initial substrates composition Содержание фракций (диаметр,мм) % | Soil particle-size distribution ( diameter, mm) % более 10 | more than 10 10-7 7-1 1-0,5 0,5-0,25 менее 0,25 | less than 0,25 Глинистый | Clay 11,2 10,5 27,4 7,14 28,46 15,3 Мело-мергель | Chalk and marl 23,9 16,4 8,50 5,82 10,45 35,03 Песчано-меловой | Sand and chalk 4,00 2,50 22,80 6,45 29,4 34,85 Песчано-меловой и мело-мергель | Sand, chalk and marl 25,08 4,26 8,58 12,98 26,41 22,09 Суглинисто-меловой | Loamy chalk 18,25 13,45 17,10 6,28 19,64 25,28 Песчаный с примесью мела | Sand with chalk 6,10 1,88 18,35 7,12 24,37 42,26 Собственные экспериментальные данные Source: own experimental data Рис. 3. Распределение твердости исследуемых образцов техногенных субстратов по глубине Источник: Собственные экспериментальные данные Source: own experimental data Природопользование –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– Лесотехнический журнал 1/2022 51 Рис. 4. Распределение твердости исследуемых образцов техногенных субстратов по типу субстрата Источник: Собственные экспериментальные данные Source: own experimental data Таблица 5 Агрохимические свойства техногенных субстратов Table 5 Agrochemical properties of initial substrates of post-technogenic areas Состав техногенных субстратов | Initial substrates composition Общий N ,% | Total N ,% Содержание, мг на 100 г | Content, mg per 100 g N K P Глинистый | Clay 0,05 0,06 16,0 1,85 Мело-мергель | Chalk and marl 0,01 - 4,0 2,00 Песчано-меловой | Sand and chalk 0,08 0,01 5,0 0,75 Песчано-меловой и меломергель | Sand, chalk and marl 0,009 0,01 6,2 1,00 Суглинисто-меловой | Loamy chalk 0,04 0,03 7,0 2,50 Песчаный с примесью мела | Sand with chalk 0,007 - 2,8 0,75 Источник: собственные экспериментальные данные Source: own experimental data Природопользование –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– 52 Лесотехнический журнал 1/2022 Рассматриваемые техногенные субстраты бедны органическим веществом. Содержание общего азота находится в пределах 0,007-0,08 %, а его легкогидролизуемых форм – на уровне 0,01-0,06 мг / 100 г почвы. Концентрации обменного калия достигают 2,8-16 мг/100 г почвы, а подвижного фосфора – 0,75-2,5 мг/100 г (табл. 5). Пылевато-илистый мелкозем подвержен процессам суспензионного выноса, что способствует снижению плотности техногенных субстратов на поверхности. Удельная масса варьирует в пределах 2,5-2,54 г/см3 (табл. 6). Структура водного баланса определяется комплексом водно-физических свойств, среди которых основную роль играет водопроницаемость. В рамках изучения водопроницаемости грунтов в отвалах была определена скважность. Ее значения зависят от таких факторов, как гранулометрический состав и плотность сложения грунтосмесей. Последний характеризуется показателями 1,4-1,48 г/см3 в районе исследования. Выводы 1. Отвалы железорудного района КМА представлены неоднородными техногенными субстратами. В связи с этим необходимо провести оценку водно-физических свойств техногенных поверхностных образований для проведения биологического этапа рекультивации. 2. Лесорастительный потенциал отвалов, сложенных техногенными субстратами, определяется комплексом факторов, среди которых большую роль играют их водно-физические свойства. Агрегатный и гранулометрический составы техногенных грунтов, а также плотность их сложения – это основные параметры, влияющие на водопроницаемость. Значения плотности сложения грунтосмесей в пределах района исследования лежат в диапазоне 1,40-1,48 г/см3 . 3. Согласно проведенным исследованиям, субстраты в рассматриваемом районе характеризуются водно-физическими свойствами, которые затрудняют произрастание древесных пород. Верхний пятисантиметровый слой обладает распыленной структурой, что обусловливает низкий показатель его водопрочности (5 %). Для его повышения рекомендуется высадка древесных и кустарниковых культур. 4. Техногенные субстраты, покрытые культурой сосны обыкновенной, характеризуются высоким содержанием кальция в поглощающем слое. Это позволяет говорить о благоприятных условиях для формирования водопрочных агрегатов, а также для оструктуривания растительного слоя. 5. Биологическую рекультивацию отвалов целесообразно проектировать в соответствии с рекомендациями, которые могут быть получены в ходе исследований водно-физических свойств техногенных субстратов с учетом почвообразовательного процесса. Таблица 6 Показатели физико-химических свойств субстратов гидроотвала Table 6 Water, physical and chemical properties of initial substrates of post-technogenic areas № Водно-физические и физико-химические свойства субстратов | Water, physical and chemical properties of initial substrates of post-technogenic areas Слой, глубина, см | Layer, depth, cm 0-5 20-30 1 Плотность сложения, г/см3 | Density of addition, g / cm3 1,40 1,48 2 Плотность твердой фазы, г/см3 | Solid phase density, g / cm3 2,50 2,54 3 Скважность общая, % | Porosity, % 44,00 41,73 4 Содержание частиц, % | Particle content, % а)  0,01 б)  0,001 | 57,87 29,90 50,01 26,80 5 Показатель водопрочности, % | Water resistance index,% 5 15 6 Водопроницаемость, мм/час | Water permeability, mm / hour 60,0 - 7 Гумус, % | Humus, % 3,65 3,93 8 Поглощенные катионы мг/экв. на 100 г | The absorption of cations in mg / eq, per 100 g: Са++ Mg++ Сумма | Sum Ca++Mg++ 16,05 4,99 21,04 17,17 7,38 24,55 Источник: собственные экспериментальные данные Source: own experimental data

Список литературы

1. Брагина П. С., Герасимова М. И. Техногенные поверхностные образования на отвалах и хвостохранилищах в Кемеровской области: опыт классификации. Журнал «Почвенного института им. В.В. Докучаева». 2017; (89): 90-103. DOI: https://doi.org/10.19047/0136-1694-2017-89-90-103.

2. Зарипов Ю. В., Залесов С. В., Залесова Е. С., Крюк В. И., Фрейберг И. А. Опыт рекультивации отвалов хризотил-асбеста. Журнал Уральского государственного лесотехнического университета. 2017: 124. eLIBRARY ID: 29996552.

3. Трещевская Э. И., Тихонова Е. Н., Малинина Т. А. Биоразнообразие деревьев и кустарников для лесной рекультивации двухкомпонентных техноземов. Журнал Сибирского отделения Российской академии наук. 2016: 270-275. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=26521314.

4. Трещевская Э. И., Тихонова Е. Н., Малинина Т. А. Использование робинии лжеакации (Robinia pseudoacacia L.) для облесения техногенно нарушенных земель. Лесотехнический журнал. 2017; 3 (27); 7: 151-157. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=30468609.

5. Трещевская Э. И., Панков Я. В., Трещевская С. В., Тихонова Е. Н. Культуры сосны обыкновенной на деградированных и техногенно нарушенных землях ЦЧР : монография. Воронеж, 2017. 132 с. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=29307651.

6. Яковлев А. С. Вопросы экологического нормирования и установления фоновых значений свойств почв природных и природно-антропогенных объектов. Почвоведение: журнал Российской академии наук. 2022; 2: 252-260. DOI: https://doi.org/10.31857/S0032180X22020149.

7. Dedenko T. P., Navalikhin S. V. Ecological aspect of the industrial soils’ penetration resistance in wood recultivation of Kursk Magnetic Anomaly. IOP Conference Series: Earth and Environmental Science; 2019; 226: 012024. DOI: 10.1088/1755-1315/226/1/.

8. Macdonald S., Landhausser S., Skousen J. et al. Forest restoration following surface mining disturbance: challenges and solutions. New Forests. 2015: 703-732. DOI: http://dx.doi.org/10.1007/s11056-015-9506-4.

9. Edraki M., Baumgartl T., Mulligan D., Fegan W., Munawar A. Geochemical Characteristics of Rehabilitated Tailings and Associated Seepages at Kidston Gold Mine, Queensland, Australia. International Journal of Mining, Reclamation and Environment, 2019; 33; 2: 133–147. DOI: https://doi.org/10.1080/17480930.2017.1362542.

10. Gautam S., Patra A. K., Sahu S. P., Hitch M. Particulate Matter Pollution in Opencast Coal Mining Areas: A Threat to Human Health and Environment. International Journal of Mining, Reclamation and Environment, 2018; 32(2): 75–92. DOI: https://doi.org/ 10.1080/17480930.2016.1218110.

11. Hu Z. Special Issue on Land Reclamation in Ecological Fragile Areas. International Journal of Coal Science and Technology. 2018; 5; 1: 1–2. DOI: https://doi.org/10.1007/s40789-018-0206-5.

12. Nurtjahya E., Franklin J. A. Some Physiological Characteristics to Estimate Species Potential as a Mine Reclamation Ground Cover. International Journal of Mining, Reclamation and Environment. 2019; 33: 75–86. DOI: https://doi.org/10.1080/17480930. 2017.1333296.

13. Treschevskaya E., Tikhonova E., Golyadkina I., Malinina T. Soil development processes under different tree species at afforested post-mining sites. FORESTRY-2018 of the journal IOP Conference Series: Earth and Environmental Science 226 (2019): 012012. DOI:10.1088/1755-1315/226/1/012012.

14. Yang K., Cattle S. R. Contemporary Sources and Levels of Heavy Metal Contamination in Urban Soil of Broken Hill, Australia after ad hoc Land Remediation. International Journal of Mining, Reclamation and Environment, 2018; 32; 1: 18–34. DOI: https://doi.org/10.1080/17480930.2016.1208859.