Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В статье рассматривается этимология г. Суздаль и соседних гидронимов. На основе изученного материала сделан вывод, что древнерусское сообщество определялось балтской языковой средой. В данном контексте было выяснено, что Суздаль имеет балтскую этимологию. Названия рек имеют этимологию, определяемую балтской языковой средой. Предложенная статья дает возможность уточнить археологические и исторические аспекты жизни древних людей в регионе.

Ключевые слова:
Русь, Суздаль, балты, славяне, финно-угры
Текст
Текст произведения (PDF): Читать Скачать

Введение.

Суздаль – древнерусский город, некогда центр Ростово-Суздальского княжества. Впервые упоминается в летописях по году 1024: «слышавъ же Ӕрославъвълъхвы ты и приде к Суждалюизьимаволъхвъı» [5]. Хотя еще предполагают присутствие названия города в древних документах по 884 г. в виде Susudal [3, с. 397].

Однако до сих пор этимология топонима остается предметом спора ученых, хотя, как считает В.А. Никонов, «серьезное исследование не начиналось» [3, с. 397]. В основу топонима предлагали древнерусские сух дол и сушидало – «осушаемое место», суждоль – «основатель судил быть тут городу», древнегреческое суздулус – «твой раб», эстонского suzi – «волк» [3, с. 397]. М. Фасмер отмечает, что -з- произошло из -ж- путем дистантной ассимиляции начальному С- и отвергает финскую этимологию от неизвестного слова *susudal [10, т. 3, с. 797].

Еще один вариант финно-угорского происхождения предлагают А.Л. Шилов и А.К. Матвеев. Этимологическое решение они видят на мерянской основе: первый из финского hu(u)hta - «подсека», эрзянского tšuvto, мокшанского šufta – «дерево»; второй – для получения желаемого результата изменяет второй компонент топонима на -бол «селение» при первом суз- «глухарь» [1, c. 63-65]. Как обычно, остается непонятным, какое отношение, кроме созвучных корней, к топониму могут иметь «дерево» и «глухарь» (равно, как и выше упомянутый «волк»). Также А.К. Матвеев не объясняет, почему в приведенных им же соседних гидронимах -бол сохраняется, а в Суздале претерпевает трансформацию в -дал.

Некоторые исследователи пытаются выдать за этимологию Суздаля скандинавскую огласовку одного из древних топонимов [11, с. 44]: suđr «южный» + dalr «долина» [1, с. 63]. Впрочем, оказывается, что скандинавы сами путались в формах названия – Súrdalar, Surtsdalar, Sursdalr и т.п., на что А.К. Матвеев совершенно верно замечает, что подобная ситуация «ясно указывает на народную этимологию генетически нескандинавского слова» [1, с. 63].

На взгляд исследователей, «сомнений не вызывает славянская версия» от глагола съзьдати (современное создать) – «сделать из глины» [6, с. 400]. Чтобы свести указанное слово хоть как-то с топонимом предполагается, так же как в финском варианте, несуществующий апеллятив *суздаль – «глинобитная постройка» [2, с. 166]. Как видим, отсутствует словообразовательная модель (даже, если принимать в расчет попытку с глаголом зиждеть [2, с. 166]), с другой стороны, первоначальная форма была «суждаль», что вызывает непонимание: как русские не разумели русский язык, столь коверкая название города? Аналогичное сомнение высказывает и М. Фасмер: «су́здалi» противоречит древним свидетельствам на -ж- [10, т. 3, с. 797]. Исследователи пытаются выкрутиться, указывая промежуточную ступень – антропоним Суздал. Но вновь неубедительно – кроме перечисленных фонетических проблем, древнерусские топонимы получали название от имени княжеских особ, но не низших сословий. В целом, славяне называли свои поселения либо по гидронимам (Полоцк, Москва, Киев и т.д.), либо по княжеским антропонимам (Ярославль, Владимир и т.д.). В данном случае, ни одно из этих условий не выполняется, т.е. мы наблюдаем иноязычный топоним, подвергшийся славянской огласовке.

Основная часть.

Таким образом, если это не славянский и не финно-угорский топоним, то, значит, принадлежащий более древней языковой среде. Таковой является балтская, на что указывают многочисленные гидронимы Центральной России и Волго-Камского региона [7; 12; 13]. Можно посмотреть на гидронимы, окружающие Суздаль.

Главной рекой Владимирской области можно назвать Клязьму − левый приток Оки. Лингвисты, по сути, выбросили белый флаг в поисках этимологии данного гидронима [3, c. 197]. Здесь будет интересен дуплет гидронимов Вязьма / Вязьмень. В первом случае имеем происхождение от vèžti (тяжело двигаться, хлестать и т.п.) с архаичной формой на -ma, второй – от vezménti, -ẽnaнезаметно «хватать, сечь, резать, двигать, поглощать и т.д.» [15]. Аналогичный конструкт наблюдаем и в гидрониме Клязьма, в основе которого лежит глагол klẽžti, kleñža, соответствующий синонимической форме klišti – искривляться, ковылять [15]. Большую информацию несет индоевропейский корень kleik- со значением сжимать, щипать, срезать, искривлять [16, с. 602]. Клязьма, пожалуй, единичный случай использования такой основы, наиболее часто в гидронимах в аналогичном значении выступают родственные корни klе(i)v- или kliš- (бассейн Верхнего Днепра − Клева, Клевень, Клевица, Литва − Klеiva, Kleva, Kliš-upis и др. [18, c. 159, 160]).

Суздаль расположен в непосредственной близости от реки Нерль − левый приток реки Клязьмы. Очевидно, основой является глагол nerti, neria, причем, в обоих ипостасях, предлагаемых исследователями [14, c. 333-334]. Как отмечал В.Н. Топоров, «оба глагола едины в своей основе, хотя это их единство, их общий семантический множитель должны быть открыты и сформулированы» [8, c. 468]. Как раз в рассматриваемом гидрониме, такое единство присутствует – и углублять, и погружать, и связывать (два берега – прим. автора), и резать, и драть.

Колокша − река во Владимирской области, левый приток реки Клязьмы; левый приток Волги, протекает в Ярославской области. Исследователи предлагают финно-угорский  корень *kala-, что значит «Рыбья река» [1, с. 167]. Однако, сам топоформант не объясняет, на что указывает одинаковое значение разных гидронимов Колокша, Кулой, Коленьга и др. Такая ситуация может свидетельствовать лишь об огласовке более древнего гидронима. Вероятно, в основе лежит глагол kalàkštyti, -ija, соответствующий распространенному «речному» глаголу mušti с широким спектром значений «хлестать, бить, напирать, крушить, давить, рубить и т.д.»[15].

Пекша (Пекьша) − левый приток реки Клязьмы, протекает во Владимирской области. У Клязьмы имеется еще один одноименный приток, но поменьше. Этимологию гидронима связывают с мордовским пекше – липа [3, с. 323]. Хотя липа – это дерево, но не река. Странный подход у исследователей прослеживается: если они видят гидроним Сосна, то признают это славянской огласовкой более древнего имени; когда же они встречают финноугорскую «липу», то считают это оригинальным названием. И подобные двойные стандарты в науке демонстрируются в отношении многих гидронимов. В нашем случае более убедительным выглядит утверждение Ю.В. Откупщикова о балтском происхождении названия от pèkė (жаба) с реконструированными суффиксами [4, с. 100]. Однако, следует уточнить, что этимология может быть скрыта в глаголе pikšė́ti, pi̇̀kši – хлопать, шлепать, хлестать, взламывать, трещать; другая степень вокализма pakšėti, pàkši(pãkša) – плескаться [15]. Сюда же можно отнести литовские гидронимы с корнем pi- [18, c. 257].

Подыкса – левый приток Нерли. Этимология гидронима может быть связана с балтским глаголом ei̇̃ti– течь, бежать, выгибаться, распространяться, исчезать [15]. В данном случае имеем производный корень eik-, как нерегулярное фонетическое изменение [18, с. 36], получившее развитие в словах eiksė́ti, ei̇̃ksi; ei̇̃kš и т.п. (включая, в том числе, и другую степень вокализма ei-/ai-). Отсюда же и распространенный на Севере, Урале и в Сибири гидроним Икса, а также Ик (Ык), левый приток Камы в Башкирии [12, с. 27]. В нашем же случае, первый компонент представлен префиксом pad-.

Тумка – левый приток реки Уршма (Уртма). Происхождение гидронима можно связать с глаголом tumė́ti, tùma – тесниться, сливаться, взбиваться, набухать (образ – пчелиный рой) [17, с. 694; 15]. Однокоренные гидронимы Tumeja и другие встречаем в Литве [18, с. 349-350]. Компонент -ка является поздним славянским уменьшительным элементом.

Кукса – правый приток реки Ирмес. Название находит соответствие в литовской гидронимии – река Kuksa [18, с. 170]. Происхождение может быть связано с глаголом kuksė́ti, kùksi – хлестать, неторопливо стучать, спотыкаться [15].

Урда – правый приток реки Ирмес. Этимология гидронима связана с глаголом urdė́ti, ùrda – течь, рушиться, проваливаться, прорываться, урчать [15]. В литовском регионе встречаем несколько рек Urd-upis, Urdena (от глагола ur̃dinti, -ina) [18, с. 355].

Как видим, предположение о балтской языковой среде вполне обоснованно. В таком контексте становится прозрачной и этимология Суздаля. Мы наблюдаем двухсоставный конструкт суз- (суж-) + дал(ь). Второй компонент представлен термином dalìs – доля, часть, участок, полоса, кусок земли [15]. В литовской топонимике встречаем Dalia, Dalios, Naujadalis [9, т. 1, с. 291; 17, с. 92]. Последний как раз и соответствует нашей словообразовательной модели, только в нашем случае первый элемент восходит к šiušus (здесь же определяющие глаголы šiūštiиšiaušti) – высокий, выступающий, всхолмленный [17, с. 634; 15]. Соответственно, в литовской топонимике имеем Šiuše, Šiušena, Šiauše [18, с. 330, 333].

Таким образом, топоним Суздаль означает возвышающийся, выступающий <обрезанный>участок, плато. Древнее поселение как раз и возникло на левом высоком берегу Каменки, с трех сторон ограниченное водным потоком.

Выводы нашего исследования вновь дополняют мое утверждение, что автохтонами на территории будущей Руси была балтоязычная общность, в дальнейшем принявшая финно-угров и затем славян.

Этимология древних гидронимов и топонимов, как и другие исторические дисциплины, несет в себе важную информацию о временном и территориальном пребывании тех или иных племен. Все изученные в данной работе гидронимы имеют в основе глаголы настоящего времени единственного числа 3-го лица.

Поселения на территории современного Суздаля возникли еще в дославянский период. Топоним Суздаль имеет балтскую этимологию, определяющую географическое положение поселения.

Список литературы

1. Матвеев А.К. Субстратная топонимия Русского Севера. IV. Топонимия мерянского типа. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2015. 313 с., ил., 21 карта.

2. Нерознак В.П. Названия древнерусских городов. − Москва: Наука, 1983. 209 с.

3. Никонов В.А. Краткий топонимический словарь. − Москва: Мысль, 1966. 509 с.

4. Откупщиков Ю.В. Древняя гидронимия в бассейне Оки. Балто-славянские исследования XVI. Сборник научных трудов. − Москва: Издательство "Индрик", 2015. − С. 83−114.

5. ПСРЛ. Т. 1-2. СПб., 1908, Ленинград, Издательство Академии Наук СССР 1926-1928.URL: litopys.org.ua

6. Поспелов Е.М. Географические названия мира: Топонимический словарь: Ок. 5000 единиц / отв. ред. Р. А. Агеева. 2-е изд. − Москва: Русские словари; Астрель; АСТ, 2002. 512 с.

7. Топоров В.Н. “Baltica” Подмосковья. Балто-славянский сборник. − Москва, 1972. С. 217−280.

8. Топоров В.Н. Мифопоэтический образ бобра в балтийско-славянской перспективе: генетическое, ареальное и типологическое. Балто-славянские исследования. 1997. − Москва, 1998. С. 400−539.

9. Топоров В.Н. Прусский язык. Словарь. − Москва: Издательство "Наука", 1975–1990. − Т. 1–5.

10. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка / М. Фасмер. – Москва: "Прогресс", 1986-1987, в 4 томах.

11. Федченко О.Д. Историческая география Руси в скандинавских сагах. Научная гипотеза. − 2018. − № 8. − С. 43−64. URL: http://gipoteza-journal.ru/archive/article0051

12. Федченко О.Д. Балтская гидронимия Волго-Камского региона. Казанский лингвистический журнал. – 2019. − 4 (2): с. 22−38.

13. Федченко О.Д. Балтская гидронимия Камско-Вятского региона. Вестник Удмуртского университета. Серия История и филология. − 2019. − Т. 29. − № 6. − С. 924−932. DOI: 10.35634/2412-9534-2019-29-6-924-932

14. Lietuviųkalbosžodynas (t. I–XX, 1941–2002). Vilnius: Lietuviųkalbosinstitutas, 2005. [Jelektronnyjresurs] URL: LKZ.lt/

15. Pokorny J. IndogermanischesEtymologischesWörterbuch, Bern &München, 1959.1183 p.

16. SmoczyńskiW. Staropruskielekcje ietymologie l, BiuletynPolskiegoTowarzystwaJzykoznawczego. 1983. No. 40, S. 167-183.

17. Vanagas A. Lietuviųhidronimųetimologinisžodynas. ("Etymological Dictionary of Lithuanian Hydronyms"). Vilnius, "Mokslas", 1981. 408 p.