ИЗУЧЕНИЕ ФАКТОРОВ ВРЕМЕННОЙ АДАПТИВНОСТИ У ЛИЦ С РАЗНЫМ УРОВНЕМ ЗДОРОВЬЯ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В статье представлены результаты изучения факторов, особенностей и уровня развития временной адаптивности, как способности и ресурса к адаптации, у лиц с разным уровнем здоровья. Исследование проводилось методом опроса в очной и электронной формах на выборке лиц из условно здоровой группы и имеющих нарушения в здоровье разных нозологических групп. В ходе анализа результатов исследования были выделены такие факторы временной адаптивности человека, как восприятие и ориентация во времени, адаптация к естественным временным изменениям, приспособление к изменениям в планах, распорядке ежедневных ритуалов и расписаниях. Новизна результатов исследования состоит в выделении временной адаптивности, как вида адаптивности к физическим условиям среды, в отдельный предмет исследования и изучении её факторов, особенностей и уровня развития у лиц с разным уровнем здоровья. Полученные результаты могут применяться при разработке учебных курсов, в том числе в дистанционной форме, для развития навыков восприятия и ориентации во времени, планирования и управления временем. Также результаты исследования имеют значение для разработки методики определения уровня адаптивности личности к физическому устройству среды.

Ключевые слова:
временная адаптивность, циркадианная система, перцепция времени, адаптация, лица с психофизическими нарушениями
Текст

Введение
Восприятие времени является одной из способностей человека, необходимой ему для приспособления к окружающей среде и жизнедеятельности в ней. У лиц с нарушениями в здоровье, в том числе с ОВЗ и инвалидностью, восприятие времени и изменений в нём может быть сопряженно с определенными трудностями, ограничивающими восприятие окружающей действительности. Восприятие времени, как физической величины, ориентация в нём, приспособление распорядка своего дня и жизнедеятельности под временные изменения являются целями процесса адаптации человека к условиям окружающей среды.
Эффективность процесса адаптации к физическим условиям среды зависит от ряда факторов: пола, возраста, уровня здоровья, психологических установок, психофизических ресурсов, особенностей перцепции и развития навыков человека, в том числе адаптационных способностей личности. Процесс адаптации, как отмечают исследователи, взаимосвязан с особенностями переживания времени человеком, которые могут как повышать, так «снижать адаптационный потенциал личности» [6].
Адаптивные способности или ресурсы человека объединяются в понятие «адаптивности» - «врожденного и приобретенного в процессе жизнедеятельности качества человека, определяющего его возможности и уровень приспособления к окружающей среде» [13].
Адаптивность, как психологическое качество личности, изучали многие зарубежные и отечественные ученые: Селье Г., Петровский А.В., Маклаков А.Г., Богомолов А.М., Реан А.А., Симаева И.И., Ростовцева М.В., Тихонова Т.С., Звоников В.М. и др. 
Богомолов А.М. понимает под «адаптивностью» «хронологический срез адаптационного потенциала, который проявляется и реализуется в деятельности и системе отношений человека» [3].
Реан А.А. и Симаева И.И. выделяют превентивную адаптивность и определяют её как «когнитивно-аффективно-личностный коррелят генерализованной адаптированности, который представляет собой интегральную характеристику субъекта, сформированную в реальных условиях и проявляющуюся в эффективной адаптации его к происходящим «здесь и сейчас» изменениям в жизнедеятельности и социальной среде» [11].
Временная адаптивность может рассматриваться как комплекс личностных показателей, характеризующих психофизиологическую организацию человека и его возможности приспособления к изменениям во времени, как одной из физических величин окружающей среды. Высокий уровень временной адаптивности человека «является одним из условий его активной жизненной позиции, определяет его успех в деятельности, его психологическое здоровье и благополучие» [1].
Адаптивность, по сути, является единой способностью человека, однако в исследовательских целях выделяют разные её виды в зависимости от направлений и целей адаптации. Так как адаптивность – это психофизический ресурс или потенциал личности, являющийся единым по своему основанию и целостным по структуре, то условное выделение её видов зависит только от выбранных условий окружающей среды, по отношению к которым рассматривается адаптация живого организма на всех уровнях его жизнедеятельности.

Актуальность и цели исследования
Проводимое автором исследование, результаты которого будут представлены в статье, было посвящено изучению временной адаптивности, как одного из видов адаптивности к физическим условиям окружающей среды, у лиц из условно здоровой группы и имеющих психофизические нарушения. Раннее проводимое экспериментальное изучение особенностей восприятия времени и их взаимосвязей с психическими чертами лиц с ОВЗ и инвалидностью показало наличие особенностей и трудностей в восприятии этой физической величины у представителей выборки. В частности, лица с психологическими и неврологическими нарушениями, в том числе с эпилепсией и тревожными расстройствами, участвовавшие в исследовании, отмечали у себя «сложности с восприятием и ориентацией во времени. Для них важной проблемой являлось «выпадение» из времени, когда какое-либо действие они могли совершать очень длительно, не замечая прошедшее время» [8]. Лица с нарушениями зрения и опорно-двигательного аппарата показали «отклонение индивидуальной минуты от нормативной минуты, которое находится в пределах 18-20 секунд в сторону уменьшения и увеличения, что может объясняться влиянием имеющегося дефекта на восприятие, личными особенностями, усталостью, самочувствием респондентов и т.д.» [10]. «На восприятие времени, кроме имеющихся дефектов и ограничений, влияют межличностные отношения, ответственность за свой успех и достижения, а также отражение времени взаимосвязано с восприятием окружающего пространства» [9]. Полученные выводы об особенностях восприятия времени были положены в основу разработки исследования факторов и особенностей временной адаптивности у лиц с разным уровнем здоровья, в том числе с ОВЗ и инвалидностью. 
Целями данной статьи являются изучение уровня развития и особенностей временной адаптивности у лиц с разным уровнем здоровья. 

Методика исследования
Для изучения особенностей временной адаптивности у лиц с разным уровнем здоровья было проведено исследование на базе Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС и опрос в электронной форме для части респондентов в марте-апреле 2020 г. В нём приняли участие 149 респондентов в возрасте от 15 до 65 лет (средний возраст – 26 лет), из которых было 33 мужчины и 116 женщин. В экспериментальную группу были включены лица с разными психофизическими нарушениями, в том числе с ОВЗ и инвалидностью (n=88) (далее – ОВЗ), а в контрольную группу вошли условно здоровые лица (n=61) (далее – УЗГ) (табл. 1). 

Таблица 1 

Распределение респондентов на группы по видам нарушений в здоровье

№ группы

Название группы

Количество человек

1

условно здоровые лица

61

2

лица с психоэмоциональными расстройствами

34

3

лица с физическими нарушениями

8

4

лица с сенсорными нарушениями

17

5

лица с хроническими заболеваниями

22

6

лица с другими видами нарушений в здоровье

7

Итого:

                                                                                                     149

В экспериментальную группу исследования вошли: лица с психоэмоциональными нарушениями, имеющие установленные расстройства аутистического спектра, синдромы Аспергера и Каннера, депрессивные расстройства, фобические тревожные расстройства, нарколепсию, шизофренический синдром и др.; лица с физическими нарушениями, имеющие ограничения мобильности и передвигающиеся на инвалидных колясках, с детским церебральным параличом, спинальной мышечной атрофией, травмами конечностей и позвоночника, и др.; лица с сенсорными нарушениями, в том числе нарушениями зрения – слабовидением и слепотой, с нарушениями слуха – слабым слухом и глухотой; лица с хроническими заболеваниями, такими как сахарный диабет, астма, вегето-сосудистая дистония, хронический бронхит и др.; лица с другими нарушениями в здоровье, не вошедшими в эти группы. 
В проведенном исследовании изучались такие факторы временной адаптивности человека, как восприятие времени и ориентация в нём, «провалы» во времени и другие нарушения его восприятия, приспособление личности к естественным изменениям во времени (смене дня и ночи, смене сезонов, смене часовых поясов и т.п.), особенности приспособления и психического реагирования на изменение краткосрочных и долгосрочных планов, распорядка дня и различных расписаний (табл. 2). При изучении временной адаптивности, как психологического качества личности, можно выделить иную её структуру и компоненты, что не снижает значимости результатов изучения выбранных компонентов, а только дополняет эмпирическую базу исследований адаптивности человека и особенностей восприятия времени.

Таблица 2

Сопоставление оценок факторов временной адаптивности у респондентов экспериментальной и контрольной групп

Группы

 

 

Факторы

M (SD)

Значимость различий между группами (U-критерий Манна-Уитни, p=0,05)

Экспериментальная

(N=88)

Контрольная

(N=61)

восприятие и ориентация во времени

-0,188 (1,273)

0,262 (1,189)

2604

адаптация к естественным изменениям

0,153 (1,166)

0,443 (1,028)

2942

адаптация к изменениям в планировании

-0,199 (1,155)

-0,033 (1,018)

2521,5

M (Mean) – среднее значение;
SD – среднее квадратическое отклонение. 

Выделенные различия в оценках факторов временной адаптивности у респондентов из экспериментальной и контрольной групп статически незначимы.

Результаты исследования
Далее рассмотрим полученные результаты изучения особенностей восприятия и ориентации во времени, а также приспособления к естественным изменениям в нём у лиц с разным уровнем здоровья. 
При нормальном восприятии астрономического времени человек должен быть способен определять точное время по часам, а также уметь достаточно точно ориентироваться во времени без использования часов и других измерительных приборов.
Лица с нарушениями в здоровье могут иметь сложности с восприятием и ориентацией в астрономическом времени, которые являются фактором снижения их временной адаптивности, как способности к приспособлению к изменениям этой физической величины в окружающей среде.

Таблица 3

Распределение ответов респондентов об их возможностях точного определения времени (в %)

Оценки

возможностей

Группы

респондентов

не могу

редко могу

иногда могу, а иногда - нет

часто могу

могу

условно здоровые лица

11

8

21

44

15

лица с психоэмоциональными расстройствами

29

18

21

24

9

лица с физическими нарушениями

13

13

13

38

25

лица с сенсорными нарушениями

6

12

53

29

0

лица с хроническими заболеваниями

18

14

36

18

14

лица с другими видами нарушений в здоровье

57

0

43

0

0

Определение точного астрономического времени является затруднённым для многих респондентов с нарушениями в здоровье. Лица с психоэмоциональными расстройствами и некоторыми видами заболеваний отметили, что практически всегда не могут быстро определить точное время (57%). Не уверены в своих возможностях определять время по часам лица с сенсорными нарушениями и с хроническими заболеваниями разных нозологических групп (53% и 36% соответственно) (табл. 3).
Определение времени практически не вызывает сложностей у лиц с физическими нарушениями и из условно здоровой группы (38% и 44% соответственно). Имея сохранный интеллект и развитое восприятие, нормальное функционирование психики и возможности для всестороннего обучения и развития представители этих групп могут свободно ориентироваться во времени и воспринимать показания часов.
Помимо определения времени по часам перед человек часто встает задача восприятия и ориентации во времени без специальных инструментов и измерительных приборов, используя внутренние психологические часы или осциллятор. Например, такие способности к ориентации во времени человеку могут быть нужны, когда он просыпается среди ночи и пытается понять сколько в данный момент времени; когда нет рядом часов, но необходимо примерно определить сколько времени и в других случаях.
Респонденты из экспериментальной и контрольной групп отметили, насколько точно они могут определить время, не используя часы или проснувшись среди ночью (табл. 4).

Таблица 4

Распределение ответов респондентов о возможностях ориентации во времени посредством «психологических часов» (в %)

Оценки

возможностей

 

Группы респондентов

Ориентация во времени

 без использования часов

Ориентация во времени посреди ночи

никогда

редко

иногда

часто

всегда

нет

частично

да

 

ОВЗ

13,6

25,0

31,8

26,1

3,4

45,5

42,0

12,5

 

УЗГ

11,5

8,0

19,0

24,0

3,0

29,5

47,5

23,0

 

 

Как показал анализ результатов исследования, лица с нарушениями в здоровье в основном могут ориентироваться во времени без использования часов, но иногда это вызывает у них определенные затруднения. При необходимости определить примерную величину времени среди ночи многие респонденты с психофизическими нарушениями не могут с этим справиться вообще или неточно определяют время (45,5%).
Лица из условно здоровой группы часто могут определить точное время без использования часов и других измерительных приборов (24%). Они также отметили, что могу частично правильно определить время, если проснулись среди ночи (47,5% и 23% соответственно). 
Далее рассмотрим, как проявляется фактор адаптивности к естественным временным изменениям у респондентов экспериментальной и контрольной групп.
Активизация физиологических систем человека, его психологических ресурсов и сохранение их работоспособности в течение дня подвержены циклическим изменениям, наиболее тесно связанным с суточным ритмом – сменой дня и ночи. Как отмечают учёные, «с позиций хронобиологии проблема адаптации должна рассматриваться на уровне циркадианных ритмов (ЦР), учитывая, что именно они служат целям регуляции функций, координации взаимозависимых процессов и разделения несовместимых функций во времени» [7]. Приспособление к суточным ритмам человека или его циркадианная система «достаточно стабильны» [12]. Рассмотрим, насколько близко режимы сна и бодрствования у лиц с психофизическими нарушениями и из условно здоровой группы совпадают с ритмами смены дня и ночи. 
У лиц с нарушениями в здоровье режим сна-бодрствования достаточно ощутимо расходится с реальными суточными ритмами. Большинство респондентов из этой группы отметили, что редко или иногда могут уснуть в темное время суток и активны с наступлением дня (26,1% и 28,4% соответственно); многих из них мучает бессонница и другие проявления психоэмоциональных расстройств с наступлением ночи; днём они наоборот испытывают повышенную сонливость, вялость и другие психофизические проявления циркадианной дезадаптации. Расхождения между режимом сна-бодрствования и суточным ритмом у человека вызывают слабость, нарушения концентрации внимания и снижение памяти, психоэмоциональные расстройства, физические нарушения и ухудшения самочувствия; их можно отнести к факторам снижения временной адаптивности личности (рис. 1, a). 

      

а) частота совпадений режима сна-бодрствования и циркадианного ритма    б) частота возникновения психофизических реакций на смену сезонов

Рисунок 1 – Распределение ответов респондентов о приспособлении к естественным изменениям времени (в %)

У большей части лиц из условно здоровой группы режим сна-бодрствования и реальные суточные ритмы часто и всегда совпадают (50,8% и 18,0% соответственно). Это показывает устойчивость их циркадианных систем и хорошую приспособленность к изменениям суточных ритмов.
Помимо суточных ритмов на организм человека воздействуют также годовые циклы смены сезонов (рис. 1, б).
Смена сезонов в течение года оказывает воздействие на физическое и психическое состояние человека. Респонденты, имеющие нарушения в здоровье, отметили, что смена сезонов иногда или часто оказывает влияние на их физическое и психическое состояние (27,3% и 31,8% соответственно). Часть из них всегда остро ощущает изменения в своем психофизическом состоянии и эмоциональном фоне при смене сезонов (20,5%). Наличие физических симптомов и психических реакций, проявляющихся при смене сезонов, является фактором снижения временной адаптивности человека.
Лица с нормальным уровнем здоровья тоже испытывают иногда или часто психофизические симптомы при смене сезонов (32,8% и 24,6% соответственно), но эти реакции в меньшей степени влияют на их работоспособность и жизнедеятельность.
Как было отмечено выше, в проводимом ранее исследовании восприятия времени у лиц ОВЗ и инвалидностью были выявлены «провалы» во времени у респондентов с психоэмоциональными и неврологическими нарушениями. В данном исследовании проблема «провалов» во времени или моментов, в которые человек не знает и не помнит, чем он занимался, была проанализирована для выборки лиц с разным уровнем здоровья, а также были уточнены временные интервалы таких «провалов» (табл. 5).

Таблица 5

Периодичность наступления и средняя продолжительность «провалов» во времени у респондентов с разным уровнем здоровья (в %)

Периодичность

наступления

Группы

респондентов

никогда

редко

иногда

часто

постоянно

средняя продолжительность

(мин)

1. условно здоровые лица

26

30

36

5

3

24,1

2. лица с психоэмоциональными расстройствами

18

6

26

35

15

261,8

3. лица с физическими нарушениями

13

38

13

13

25

75,1

4. лица с сенсорными нарушениями

18

18

29

29

6

90,8

5. лица с хроническими заболеваниями

14

18

27

36

5

146,3

6. лица с другими видами нарушений в здоровье

0

14

29

29

29

71,4

 

Как показали результаты исследования, большинство респондентов с нарушениями в здоровье периодически испытывают «провалы» во времени, при воспоминаниях о которых они не могут сказать, как проводили время, чем занимались, «теряют ощущаемость времени» [5]. Как отмечают сами респонденты, в такие моменты они не воспринимают время, для них «час проходит как минута» [8].
Достаточно часто временную дезадаптацию испытывают респонденты с психоэмоциональными расстройствами (гр. 2); также у них отмечается самая большая средняя продолжительность таких «провалов» ¬¬¬– 261,8 минут или более 3 часов в сутки. Также часто или всегда утрачивают ощущение течения времени лица с физическими нарушениями (гр. 3) и разными видами расстройств в здоровье (гр. 6) (38% и 58% соответственно). Участники исследования с нарушениями в здоровье из двух групп (с сенсорными нарушениями и хроническими заболеваниями) ощущают «провалы» во времени редко.
Лица из условно здоровой группы отметили, что практически никогда или очень редко ощущали у себя утрату связи с реальным временем. Они всегда уверены, что воспринимают реальность и имеют представления о том, как проводили свое время.
Отметим, что «провалы» во времени у лиц с нарушениями в здоровье, могут быть связаны как с особенностями проведения их личного времени и низким уровнем занятости в течение дня, наличием физических и психических дефектов, которые чаще проявляются связано, особенностями протекания когнитивных процессов, нарушениями в перцепции времени и функционировании кратковременной памяти, так с нарушениями нейрорегуляции при восприятии временных промежутков и слабым контролем над психологическим временем личности со стороны её нервной системы. Факторы и их комбинации при изучение «провалов» во времени и утраты связей с реальностью у лиц с нарушениями в здоровье могут быть разными, однако это проблема часто беспокоит респондентов из этой группы, вызывает у них тревогу и другие негативные психоэмоциональные проявления, существенно ограничивает жизнедеятельность. В связи с чем, эта проблема должна изучаться отдельно, в том числе с применением электромедицинских методов обследования головного мозга человека.
Помимо рассмотренных выше особенностей приспособления к естественным временным изменениям в окружающей среде, восприятия времени и примеров дезадаптации человека во времени, к особенностям его временной адаптивности также относится адаптация к изменениям в планах, распорядках и расписаниях, анализ результатов исследования которых будет приведен далее. 
Реакции человека на изменения в текущих и долгосрочных планах, а также выбор форм активного приспособления или пассивного принятия этого являются факторами временной адаптивности человека. 
Респонденты с нарушениями в здоровье в основном сталкиваются с трудностями психологического характера при изменениях в их краткосрочных планах (при отмене назначенной встречи, изменениях в расписании занятий, отмене запланированных дел на работе и т.д.) (40,9%). Участники исследования из этой группы отметили, что некоторые изменения в текущих планах они могут принять (42,0%), и это не доставляет им ущерба в определенных случаях. Изменения в долгосрочных планах (на 6 месяцев, год, полтора года и т.д.) им легче воспринимать и приспосабливаться к ним (60,2 %).
Большая доля лиц с нормальным уровнем здоровья достаточно быстро адаптируется к изменениям в краткосрочных и долгосрочных планах (68,9% и 67,2% соответственно) (табл. 6).

Таблица 6

Распределение ответов респондентов о приспособлении к изменениям в планах (в %)

Оценки

возможностей

 

Группы респондентов

трудно

редко бывает легко

иногда легко, а иногда - нет

часто бывает легко

легко

Краткосрочные планы

ОВЗ

29,5

11,4

42,0

13,6

3,4

УЗГ

13,1

14,8

45,9

23,0

3,3

Долгосрочные планы

ОВЗ

5,7

21,6

42,0

18,2

12,5

УЗГ

4,9

24,6

34,4

32,8

3,3

 

Дополнительными временными параметрами в жизнедеятельности человека являются его ежедневные ритуалы и различные расписания, которых он придерживается в течение длительного времени. К ежедневным ритуалам относится порядок ежедневных дел (подъем, омовение, приемы пищи т.д.). Нарушение порядка ежедневных ритуалов может существенно изменить ежедневный график человека, повлиять на его психическое и эмоциональное состояние, вызвать реакции стресса и ухудшения самочувствия (рис. 2, а). 
Лица с нарушениями в здоровье, принимавшие участие в исследовании, отметили, что тяжело переживают различные изменения в порядке своих ежедневных ритуалов иногда или часто (34,1% и 26,1% соответственно). Изменения в ежедневных привычках и распорядке дня являются для них нежелательными и даже болезненными.
Респонденты с нормальным уровнем здоровья в основном легко относятся к смене порядка своих ритуалов (37,7%); они редко придерживаются один раз и навсегда заведенного порядка; предпочитают спонтанность в своих действиях; легко подстраиваются под обстоятельства и меняют свои планы при необходимости. 
Помимо распорядка дня организующим звеном в жизнедеятельности человека являются разнообразные расписания, которых он должен придерживаться. Такими могут быть расписания учебных занятий, порядок рабочих дел и производственных операций, расписания движения транспорта, расписания приёма врачей и др. Изменения в этих и других видах расписаний по независящим и зависимым от индивида причинам могут вызывать различные эмоциональные и психические реакции с его стороны, в том числе состояния фрустрации и стресса, увеличение тревожности, ухудшение самочувствия и т.д. (рис. 2, б).
Часть лиц с нарушениями в здоровье отметили, что иногда с трудом относятся к изменениям в расписаниях (20,5%), по которым они ориентируются и планируют свою занятость на определенный период.
 Лица из условно здоровой группы часто могут быстро и эффективно адаптироваться к изменениям в расписаниях (37,7%). Для них не представляет сложности отменить или перенести назначенное дело и внести коррективы в личные планы из-за изменений в расписаниях.

      
а) оценки адаптации к изменениям в распорядке ежедневных ритуалов    б) оценки адаптации к изменениям в расписаниях

Рисунок 2 – Распределение ответов респондентов об адаптации к изменениям в распорядке и расписаниях

Наличие психологических негативных реакций, эмоциональных переживаний, тревоги, стресс-реакций, ухудшений самочувствия в связи с изменениями в планах по вине внешних обстоятельств и личным причинам является результатом снижения временной адаптивности человека. Низкий уровень временной адаптивности и острое реагирование на изменения в планах, различных расписаниях (учебных занятий, рабочих дел, врачей и т.п.) и в распорядке ежедневных дел, отсутствие системы личного планирования могут также приводить к развитию эмоционального выгорания и других негативных личностных деформаций у лиц с разным уровнем здоровья.
Далее были оценены возможности восприятия структуры окружающей среды у респондентов из условно здоровой группы и имеющих нарушения в здоровье. Некоторые компоненты физической среды, например расстояние от одного населенного пункта до другого и т. п., могут восприниматься людьми с разными преобладающими типами восприятия во временных или пространственных величинах, что определяет особенности восприятия и мышления индивида.
Как отмечают ученые, «мир повседневной жизни имеет пространственную и временную структуры», потому любая удаленность друг от друга может быть измерена не только в категориях пространства, но и категориях времени» [2].
Респонденты из обеих групп оценили, в чем они преимущественно измеряют и воспринимают удаленность объектов друг от друга и структуру окружающей среды (табл. 7).

Таблица 7

Распределение ответов респондентов о восприятии структуры окружающей среды (в %)

Структура

окружающей среды

Группы

респондентов

Временная

Пространственная

условно здоровые лица

59

41

лица с психоэмоциональными расстройствами

72

28

лица с физическими нарушениями

38

63

лица с сенсорными нарушениями

85

15

лица с хроническими заболеваниями

82

20

лица с другими видами нарушений в здоровье

83

17

Большая часть лиц из условно здоровой группы имеют временное восприятие структуры окружающей среды, например расстояния от одного объекта до другого (59%). Среди респондентов с нарушениями в здоровье доля лиц с временной ориентацией выше (от 72% до 85% в разных группах). Это может быть связано с тем, что восприятие временной структуры окружающей среды является более современным типом восприятия и более инструментально доступным для человека в настоящее время.
Отметим, что лицам с физическими нарушениями, в том числе с нарушениями опорно-двигательного аппарата, ДЦП, с ограничениями мобильности, с травмами и другими дефектами, более доступно пространственное восприятие, чем временное (63%). Особенности и ограниченность возможностей передвижения, иной «ракурс» восприятия мира в случаях передвижения на инвалидной коляске, необходимость учитывать длину расстояния и возможности для его преодоления являются теми факторами, которые формируют у представителей этой группы преимущественно восприятие пространственной структуры среды.
Выделенные в ходе исследования факторы временной адаптивности, как способности человека воспринимать и приспосабливаться к изменениям во временных параметрах окружающей среды, позволили выделить её уровни (табл. 8):

Таблица 8

Уровни временной адаптивности индивида

Уровни

адаптивности

Содержание уровней

Высокий

Быстрая адаптация к изменениям в часовых поясах, смене циркадианных ритмов активности, сезонным и другим природным изменениям; отсутствие каких-либо реакций на изменения временных параметров среды. Сформированное и эффективное принятие изменений в жизненных планах, в расписании дел (занятий) и в распорядке ежедневных ритуалов; восприятие и ориентация в расписании транспорта, врачей, занятий и т.д.; хорошие восприятие и ориентация в астрономическом времени, развитое чувство «психологического времени», отсутствие опозданий.

Средний

Сниженные возможности адаптации к изменениям временных параметров окружающей среды (временных поясов, циркадианных ритмов, смене сезонов и т.п.); наличие слабовыраженных и непродолжительных психоэмоциональных и физических реакций на изменения временных параметров; нормальная ориентация в астрономическом времени; развитое чувство «психологического времени»; низкая склонность к опозданиям; длительная адаптация и осложнённое восприятие изменений в краткосрочных и долгосрочных планах, расписаниях (транспорта, врачей, занятий и т.п.), распорядке ежедневных ритуалов и т.п.

Низкий

Проблемы с адаптацией к изменениям временных параметров пространства (смене временных поясов, циркадианных ритмов, сезонов и т.п.); наличие частых и сильных психофизических реакций на изменения временных параметров окружающей среды; нарушения или отсутствие восприятия и ориентации в астрономическом времени; частые опоздания; дезадаптированность и тяжелое, иногда болезненное, переживание изменений в текущих жизненных планах и распорядке ежедневных дел; неполное восприятия расписаний (транспорта, занятий, врачей и т.п.).

Рассмотрим распределение выборки респондентов с разным уровнем здоровья по уровням временной адаптивности (рис. 3).

 


Рисунок 3 – Распределение респондентов по уровням временной адаптивности

Большая часть респондентов из экспериментальной и контрольной групп имеет средний уровень временной адаптивности (92% и 85% соответственно). Среди лиц с нормальным уровнем здоровья был выявлен больший процент респондентов с высоким уровнем временной адаптивности, чем среди лиц с нарушениями в здоровье. В целом, анализ результатов изучения уровня временной адаптивности показал, что большинство респондентов из обеих имеют достаточный уровень восприятия и ориентации во времени, устойчивы к естественным временным изменениям и изменениям в планах, распорядках и т.п.
Распределение респондентов из экспериментальной и контрольной групп по уровням временной адаптивности было сопоставлено с их уровнями психической и эмоционально-деятельностной адаптивности, рассчитанными по соответствующим методикам Фетискина Н.П., Козлова В.В. и Мануйлова Г.М. [14].
Корреляционный анализ показателей уровней временной, психической и эмоционально-деятельностной адаптивности показал наличие средней по силе прямой связи (r=0,46, p<0,05) между показателями временной и психической адаптивности у участников исследования и слабой обратной связи (r=-0,24, p<0,05) между уровнями пространственной и эмоционально-деятельностной адаптивности у представителей выборки. Показатели психической и эмоционально-деятельностной адаптивности участников исследования также имеют слабую обратную связь (r=-0,27, p <0,05).
Полученные результаты корреляционного анализа показывают, что временная адаптивность человека развивается на фоне развития и увеличения психической адаптивности личности, как способности приспосабливаться к изменениям условий окружающей среды, в том числе к переменам в социальной жизни обществе, постоянном круге общения, организации жизнедеятельности и в других параметрах микро- и макросреды. 
Эмоционально-деятельностная адаптивность характеризует эмоциональную лабильность человека. Величина её уровня указывает на возможности эмоциональной устойчивости и нервно-психической регуляции индивида [4] в стрессовых, трудных жизненных и в других ситуациях. Эмоционально-деятельностная адаптивность имеет слабые отрицательные связи с временной и психической адаптивностью личности, что может быть связано с размерами и другими характеристиками обследуемой выборки.

Выводы
Проведенное исследование особенностей и уровня развития временной адаптивности у лиц с разным уровнем здоровья показало, что факторы снижения способности к восприятию и ориентации во времени воздействуют на жизнедеятельность человека, его психическое и физическое состояние, возможности адаптации к физическим условиям окружающей среды.
Проведенный анализ теоретических источников показал разработанность понятия «адаптивность», однако в них чаще рассматривается общая, социально-психологическая и эмоциональная адаптивность личности. Адаптивность человека к физических условиям окружающей среды, в том числе к изменениям во времени, освещена в научной литературе узко. Это психологическое качество и связанные с ним виды адаптации довольно часто упоминаются в научных статьях и монографиях, однако выделение этого понятия в отдельный объект исследования и определение его структуры обнаружены не были.
В ходе проведения эмпирического исследования были выделены такие факторы временной адаптивности индивида, как восприятие и ориентации во времени, адаптация к естественным временным изменениям, приспособление к изменениям в планах, распорядках и расписаниях. 
Многие респонденты с нарушениями в здоровье различных нозологических групп имеют трудности в восприятии и ориентации в астрономическом времени, не могут быстро определить его точное значение, не всегда могут определить примерные значение времени без часов и других измерительных приборов. Респонденты, имеющие психоэмоциональные, физические и другие виды нарушений в здоровье, отметили, что сталкивались с «провалами» во временами большой длительности. При определении особенностей адаптации к естественным изменениям во времени были изучены циркадианные ритмы респондентов и наличие у них психофизических реакций на смену сезонов. Участники исследования с нарушениями в здоровье отметили, что достаточно часто их ритмы сна-бодрствования не совпадают с реальными суточными ритмами, также они часто испытывают различные психофизические реакции и нарушения эмоционального состояния при смене сезонов. Изменения в краткосрочных планах большая часть респондентов с нарушениями в здоровье воспринимает негативно, часто это становится проблемой для человека. Изменения в долгосрочных планах участники исследования воспринимают более нейтрально. Нарушения в распорядке ежедневных ритуалов и изменения в расписаниях, которые могут нарушить планы лица с психофизическими нарушениями, воспринимают достаточно негативно и даже болезненно. 
Для изучения уровней временной адаптивности понадобилось определить их критерии. После чего стало возможным определить уровни временной адаптивности у респондентов из экспериментальной и контрольной групп. Большая часть респондентов из обеих групп имеют средний уровень временной адаптивности. Это означает, что они имеют сниженные возможности адаптации к изменениям во времени, испытывают определенные психоэмоциональные и физические реакции при естественных временных изменениях в окружающей среде, имеют развитое чувство «психологического времени» и нормально ориентируются в астрономическом времени, адаптация к изменениям в планах, распорядке дня или расписаниях для них является осложнённой.
Проведенный корреляционный анализ показал наличие средней прямой взаимосвязи между уровнями временной и психической адаптивности у лиц с нарушениями в здоровье и из условно здоровой группы.
Полученные результаты исследования факторов временной адаптивности показали наличие особенностей и некоторое снижение этой способности у лиц с нарушениями в здоровье по сравнению с респондентами из условно здоровой группы. Для лиц с нарушениями в здоровье, в том числе с ОВЗ и инвалидностью, должны быть предусмотрены образовательные программы, в том числе в дистанционной форме, и психологическое сопровождение для развития способностей к адаптации к изменениям во временных условиях окружающей среды, восприятию и ориентации во времени, развитию навыков планирования и управления временем. Также для определения уровня временной адаптивности и других видов адаптивности к физическим условиям окружающей среды необходима разработка соответствующей психологической методики, в чем автор видит продолжение своей работы. 
 

Список литературы

1. Абульханова К.А., Березина Т.Н. Время личности и время жизни. СПб.: Алетейя, 2001. 152 с.

2. Анохин А.М. Социальная адаптация в контексте феномена границы. // Журнал социологии и социальной антропологии. 2006. №3. С. 53-65

3. Богомолов М.А. Личностный адаптационный потенциал в контексте системного анализа // Психологическая наука и образование. 2008. №1. С. 67-73

4. Валиуллина Е.В. Психологические особенности адаптивности и конфликтности студентов первого курса вуза. // Вестник общественных и гуманитарных наук. 2020. Т1. №1. С. 51-54

5. Василенко Т.Д. Смысловая организация времени человеческого бытия как основание построения жизненного пути личности // Медицинская психология в России. 2013. №5. С. 1-13

6. Деревянко Ю.П., Ковалева О.Л., Пчелкина Е.П. Личностная организация времени жизни и ценностная значимость здоровья студентов-первокурсников в процессе адаптации к учебной деятельности. // Научный результат. Педагогика и психология образования. 2016. №2. С. 1-6

7. Корягина Ю.В., Лычак С.А. Изменения временной организации – как критерий адаптивности к различным физическим нагрузкам. // Современные проблемы науки и образования. 2006. № 6. С. 86-87

8. Михальчи Е.В. К изучению особенностей восприятия времени и пространства у лиц с ОВЗ и инвалидностью. // Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие. 2016. № 3 (14). Режим доступа: [http://humjournal.rzgmu.ru/art&id=221] (дата обращения: 30.09.2016)

9. Михальчи Е.В. Особенности восприятия времени и пространства в зависимости от психических черт у лиц с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью. // Ученые записки РГСУ. 2017. Т. 16. №1. С. 32-41.

10. Михальчи. Е.В. Изучение восприятия психологического времени как фактора социальной адаптации лиц с ОВЗ. // Научные исследования и разработки. Социально-гуманитарные исследования и технологии. 2017. №3. С. 88-93

11. Реан А.А., Симаева И.Н. Превентивная адаптивность как новообразование личности. // Российский психологический журнал. 2006. №2. С. 22-34

12. Рыбников О.Н. Психофизиология профессиональной деятельности: учебник для студ. учреждений высш. образования. М.: «Академия», 2014. 158 с.

13. Тихонова Т.С., Звоников В.М. Особенности представлений о женщинах у мужчин с разным уровнем адаптивности // Инновационная наука. 2019. №3. С. 187-192

14. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М.: изд-во Института Психотерапии, 2002. 362 с.

Войти или Создать
* Забыли пароль?