Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В настоящее время постоянно усиливающейся конкуренция делает актуальным поиск новых форм обеспечения ускоренного социально-экономического развития и повышения конкурентоспособности региона. Одной из перспективных форм такого развития являются территориально-производственные кластеры.

Ключевые слова:
регион, кластер, кластерная политика, концепция развития
Текст

Как показывает практика, одним из приоритетных направлений укрепления в региональной экономике является выработка государственной политики, которая бы соответствовала бы потребностям Российской Федерации. Главными целями этой политики являются повышение конкурентоспособности региона и обеспечения устойчивых темпов его экономического развития.

В развитых странах кластерная теория и практика начала применяться в начале 1990-х годов благодаря трудам М. Портера. Под кластером М. Портер понимал группу географически соседствующих взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере, характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга [12].

Исходя из определения, кластеры существенно отличаются от других гибридных форм образования: предприятия находятся в одной или близко расположенной местности, конкуренция минимальна, учитываются потребности региона, используются инновационные технологии по всем направлениям, повышается производительность труда, органы власти взаимодействуют с населением для дальнейшего развития региона. 

Рост кластеров может быть усилен кластерной̆ политикой — осознанным взаимодействием институтов власти и общества по поддержке и развитию кластерных инициатив. Основной стратегией государства в области формирования и поддержки кластеров должно стать целенаправленное воздействие на субъекты управления кластерами, согласованное с их внутренними укладами, социальными и институциональными тенденциями развития, вовлечение в этот управленческий процесс органов исполнительной власти, институтов науки и образования, СМИ и гражданского общества, финансовых институтов, крупного, малого и среднего бизнеса, следуя при этом мировому опыту развития кластеров и представлениям об эффективном развитии общества [17].

Орьян Солвелл [1] выделяет шесть ключевых игроков — субъектов деятельности в кластере:

• отраслевые предприятия;

• государственные и муниципальные органы; 

• университеты;

• финансовые институты;

• медиаорганизации;

• организации по сотрудничеству.

Отраслевые предприятия — это поставщики товаров и услуг, а также компании, обладающие технологиями для производства товаров и услуг.

Финансовые институты включают банки, венчурные компании, частные инвестиционные фонды и сети бизнес-ангелов. Государственные и муниципальные органы можно разделить на национальные, региональные и местные. Общенациональные министерства и ведомства формируют государственную политику в области науки, производства и образования, влияющую на развитие кластеров. Кроме того, они реализуют программы развития территорий и кластеров [2]. Региональные государственные органы являются представителями национальных органов или реализуют программы развития в конкретных местностях. Университеты включают колледжи, исследовательские институты, научные парки, организации по распространению технологий [19].

Роль медиа и средств массовой информации состоит в том, чтобы формировать и развивать региональный бренд кластера, создавать истории успеха организаций кластера, распространять опыт проектов развития.

Организации по сотрудничеству являются отдельным игроком кластера. Это могут быть некоммерческие организации, торгово-промышленные палаты, ассоциации ученых и предпринимателей. Сюда же могут входить социальные сети специалистов в различных областях деятельности [3, 18]. 

Мировой опыт развитых стран доказывает как эффективность, так и закономерность возникновения множества кластеров. По оценке экспертов, 50% экономики ведущих стран охвачены кластеризацией. Страны, взявшие на вооружение кластерный подход, обеспечивают прирост ВВП в диапазоне от 75 до 90% [7]. Распределение кластеров по отдельным странам выглядит следующим образом: США – 380, Италия – 206, Великобритания – 168, Индия – 106, Франция – 96, Польша – 61, Дания – 34, Германия – 32, Нидерланды – 20, Финляндия – 9 [6].

Примерами известных и существующих кластеров можно считать: киноиндустрии в Голливуде и Болливуде, производство вина в Долине Бароса, биотехнологии в Бостоне, оптика в Канто и Кансай (Япония), финансовые услуги на Уолл Стрит (Манхэттен) Лондоне, автомобилестроение в южных регионах Германии, часы в Швейцарии и мобильная связь в Швеции [16]. 

Классическим примером кластера является так называемая «Силиконовая долина» или «Кремниевая долина» (Silicon Valley), расположенная в штате Калифорния (США), история которой подробно описывается в работах российских и зарубежных авторов [5]. 

В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. намечен переход России от сырьевой экономики к инновационному социально-ориентированному типу экономического развития [13]. Одним из приоритетных направлений развития в Концепции является создание территориально-производственных кластеров, которые реализуют конкурентный потенциал территорий, а также формирование ряда инновационных высокотехнологичных кластеров в России. 

В России в настоящее время действуют 29 центров кластерного развития и 81 кластер. В ряде регионов успешно работают кластеры, образованные в ключевых отраслях экономики: авиакосмические кластеры – в Москве и Самаре, авиационный – в Ульяновске, агропромышленные – в Краснодарском крае и Белгородской области и другие [4].

В настоящее время экономика Ростовской области характеризуется теми же чертами, что и в большинстве других среднеразвитых регионов России. Главным недостатком, отмечаемым всеми экспертами, является низкая отдача от вложений в НИОКР, а также при наличии оригинальных разработок и инновационных образцов изделий – низкая коммерциализация предлагаемой продукции. Характеризуя данную ситуацию с опорой на официальную статистику, следует отметить, что в Ростовской области только 7,7% крупных и средних предприятий проявляют инновационную активность, а доля инновационной̆ продукции в общем объеме производимой̆ продукции в регионе составляет всего 8,9% [14].

В Ростовской области также разработана стратегия социально-экономического развития на период до 2020-года [11]. В документе указывается необходимость перехода, от малоэффективного выравнивая экономического развития региона и создания условий к мобилизации имеющихся условий экономического роста. Одним из механизмов решения этой проблемы является формирование и развитие кластеров.

В связи с этим, в Ростовской̆ области в 2015 году утверждена Концепция кластерного развития, реализация кластерной политики, которой̆ требует особого внимания [10].

В условиях обострения конкурентной борьбы между регионами за привлечение инвестиций, трудовых и иных ресурсов необходимо применять новые инструменты поддержания и повышения конкурентоспособности территорий, в том числе на основе использования кластерного подхода – поддержки кластеров в приоритетных сферах региональной экономики как групп территориально близких и взаимосвязанных предприятий и организаций, которые характеризуются общностью деятельности и взаимодополняют друг друга. Результатом применения кластерного подхода станет максимальное использование конкурентных преимуществ региона и, как следствие, общий экономический рост.

Кластерная политика будет проводиться в два этапа. Первый (2015-2017 годы) этап предполагает совершенствование нормативно-правовой базы, содействие специализированным организациям в разработке программ развития кластеров, содействие развитию Центра кластерного развития Ростовской области, привлечение бюджетного и внебюджетного финансирования и т.д. Второй̆ этап (2018-2020 годы) будет включать мероприятия, направленные на формирование благоприятных экономических и правовых условий для дальнейшего развития кластеров, в том числе: снижение административных барьеров, поддержка развития внешнеэкономической деятельности участников кластеров и создание системы налогового стимулирования. Ответственным органом за реализацию политики выступает департамент инвестиций и предпринимательства Ростовской̆ области, а за организационно-методическую, информационно-аналитическую и консультационную поддержку отвечает Центр кластерного развития региона.

По оценкам экспертов, кластерный̆ потенциал Ростовской области содержит значимые предпосылки для экономического развития, отмечается наличие центров концентрации видов экономической̆ деятельности, возможностей выпуска высококонкурентоспособной продукции, предпринимательской кооперации, кадрового и научного резерва в отраслях машиностроительной, металлургической, добывающей̆ и перерабатывающей промышленности, а также в торговле, образовании, туризме и транспортно-энергетическом комплексе.

В рамках реализации кластерной политики предполагается создание кластера морского приборостроения, якорным предприятием которого выступит ОАО «Таганрогский завод «Прибой». В состав кластера войдут ООО «Конструкторское бюро морской электроники «Вектор», Научно-технологический парк «Таганрог», ЗАО «НПП «Нелакс», ООО «Аквазонд», ЗАО НКБ «Цифровая обработка сигналов», ЮФУ. Также кластер планирует создание Центра импортозамещения.

В области легкой промышленности в г. Шахты указывается швейный кластер, в который будут входить предприятия по производству суровья для тканей, знаков отличия и кокард, швейная фабрика, а также инновационное производство высокотехнологичного текстиля из синтетических волокон мощностью 12 млн. метров в год. Объем инвестиций – около 1 млрд. рублей.

Ростовская область является одним из ведущих агропромышленных регионов страны. В этой области создан кластер ООО «Aмилко»  (г.Миллерово) по глубокой переработке зерна кукурузы, который обеспечит дальнейшее развитие смежных отраслей производства, а также создание инновационного кластера биотехнологий на базе действующего производства. В 2014 году общий объем совокупной выручки производственных предприятий-участников кластера от продаж продукции на внутреннем и внешнем рынке, а также оказания услуг составил 4 млрд. рублей. В рамках кластера планируют объединить свой научно-технический и производственный потенциал 20 предприятий и организаций.

Также в концепции кластерного развития прописано создание ИТ-кластера, кластера угольной переработки, винодельческого кластера «Долина Дона», кластера высокотехнологичных медицинских услуг на базе ЮФУ и РостГМУ, кластера индустрии спорта и туризма и др. Всего до 2020 года, по планам властей̆ региона, планируется создать не менее 25 новых кластеров с участием как минимум 150 предприятий, и с 12 тыс. новыми рабочими местами. Данные предприятия смогут обеспечить ежегодный прирост совокупной выручки от продаж на внешнем рынке на 5%. Планируемый объем инвестиций - 25,5 млрд руб. за пять лет, а совокупный оборот участников кластеров по итогам 2020 года - более 370 млрд руб. [8].

По информации министра экономического развития Ростовской области Александра Левченко, отрасли, которые начали развиваться по кластерному принципу, показали заметный экономический рост [9]. Например, индекс промышленного производства области в январе-июне 2015 года составил 108% к уровню аналогичного периода 2014 года (в среднем по России 97,7%) [15]. 

Таким образом, формирование территориально-производственных кластеров и реализация кластерных проектов позволит максимально полно использовать имеющийся в Ростовской области ресурсный потенциал, выпускать на рынок востребованную конкурентоспособную продукцию, оказывать стимулирующее воздействие на деловую и инновационную активность, что приведет к повышению социально-экономического развития региона.

Список литературы

1. Örjan Sölvell Clusters — Balanc- ing Evolutionary and Constructive Forces. Ivory Tower Pub., Stockholm. 2009. Р. 17.

2. Sölvell Ö., Lindqvist G., Ketels C. The Cluster Initiative Green book. Stockholm: Ivory Tower, 2003.

3. Ананишнев, В.В., Брижанин В.В., Пронин Э.А. Проблемы в оплате труда профессиональных директоров. / Право. Экономика. Безопасность. 2015. № 2 (6). С. 46-50.

4. Анохина, М.Е., Мочальников В.Н., Коростелев Д.Г. Кластерные технологии в системе управления региональным развитием // Российское предпринимательство. 2014.Т.15.No.9.С.62-74.

5. Громов, Г.Р. История Кремниевой долины – кратко о главном // От гиперкниги к гипермозгу: информационные технологии эпохи Интернета. Эссе, диалоги, очерки. М.: Радио и связь, 2004. С. 34.

6. Инновационно-технологические кластеры стран-членов МЦНТИ (информационный материал). –http://www.icsti.ru/uploaded/201304/cluster.pdf

7. Иоффе О. Кластерный подход.- Губернский деловой журнал. 2009, №11, с.16/.

8. Костырев, А. В. Ростовской области появится концепция кластерного развития до 2020 года // Коммерсант.ру. URL: kommersant.ru/doc/2683815

9. Левченко, А.А. Аспекты формирования кластеров в регионах России и в Ростовской области // Концепт, 2015, No2. URL: e- koncept.ru/2015/ 15030.htm

10. Постановление Правительства РО от 12.03.2015 № 164)

11. Постановление Законодательного Собрания Ростовской области от 30.10.2007 № 2067«Об утверждении Стратегии социально-экономического развития Ростовской области на период до 2020 года».

12. Портер, М. Конкуренция. М.: Изд. Дом. «Вильямс»,2005.

13. Распоряжение Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. No 1662-р в ред. от 8 августа 2009 г. «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года».

14. Стратегия инвестиционного развития Ростовской области до 2020 г. – Ростов н/Д., 2014. – С. 29.

15. Социально-экономическое положение Ростовской области в январе- сентябре 2015 года: Доклад / Росстат. Ростов-на-Дону, 2015.116с.

16. Тарасенко, В. В. Социологическое определение территориальных кластеров, Журнал: Вестник Адыгейского государственного университета. Выпуск№ 3 / 2011.

17. Тарасенко, В. В. Основные проблемы социологии кластеров. Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований» Выпуск 8 - 2011 г.

18. Тарасенко, В. В. Стратегии развития территориальных кластеров. Журнал: экономические стратегии, Издательство: Институт экономических стратегий (Москва), 2011.

19. Митрофанова М. В. Региональная кластеризация – механизм повышения инвестиционной привлекательности региона / В. В. Корепова, Д. С. Мазина, М. В. Митрофанова // Кластеры. Исследования и разработки. 2016. Т. 1. №. 1. C. 26-33. DOI: 10.12737/19101