КРЫМ В КОНТЕКСТЕ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В статье рассмотрены основные тенденции культурного развития Крымского полуострова от античности до середины XX в. Автор обращает внимание, что культура Крыма исторически и этногенетически представляет собой некий конгломерат: каждый этнос, населявший или населяющий Крым, так или иначе оставил свой след в истории Крыма, внес вклад в его культурное наследие. Поэтому само понятие «культура Крыма», так же как и этническое содержание понятия «народ Крыма», требуют точного социометрического определения.

Ключевые слова:
история Крыма, культура, история культуры, этнос, этнокультурная самобытность.
Текст

История Крыма как геополитического региона начинается, по свидетельству археологов (А. Бонч-Осмоловский, А. Формозов и др.), с раннего палеолита. В дальнейшем, очевидно, район Северного Причер¬номорья явился сферой проникновения и интенсивного смешения («метисации») самых различных этносов. По определению Л. Гумилева, «...этнос — специфическая форма существования вида homo sapiens, а этногенез — локальный вариант внутривидового формообразования, определяющийся сочетанием ис¬торического и хронологического (ландшафтного) факторов».

Исследователи истории Крыма О.И. Домбровский, Э.И. Соломоник, Л.В. Фирсов, А.Л. Якобсон и другие достаточно убедительно доказывают, что культура Крыма исторически и этногенетически представляет собой конгломерат ((лат.) — «скопившийся», «собранный», — соединение разнородныхчастей в некое целое, в котором, однако, составляющие его части сохраняют своеобразие тысяч лет) культур народов Крыма. Каждая из культур, субъектом которой был тот или иной этнос, оставивший свой след в истории Крыма, внесла вклад в его культурное наследие, при этом, как правило, не утеряв своих характерных черт и свойств, а передав их иногда, при исчезновении самого этноса, в «наследственное пользование» пришедшему ему на смену этносу. Поэтому само понятие «культура Крыма», так же как и этническое содержание понятия «народ Крыма», требуют точного социометрического определения.

1. Античная культура Крыма (VI в. до н. э.— IV в. н. э.)

«Крымский полуостров — издревле славянская земля, — пишет П. Н. Надинский, — около трех тысяч лет до нашего времени вышел на арену мировой истории и сыграл значительную роль в международной жизни античного и средневекового мира».

На Крымском полуострове человек жил еще в эпоху палеолита (находка «киик-кобинского» человека в 1924 г. археологом А. Г. Бонч-Осмоловским). Открыты также стоянки древнего человека эпохи неолита, бронзового века и раннего железа. На этих стоянках, преимуще¬ственно на плато Яйлы, обнаружены памятники, относящиеся к Кизил-Кобинской культуре.

Первые упоминания о Крыме встречаются у Гомера в его «Одиссее», когда герой поэмы посещает страну мифических листригонов. Известны крымские «генеалогические легенды»: о Геракле, Ехидне и ее сыновьях; о Колаксае — внуке Зевса; об Ифигении — жрице Артемиды (дочери Зевса и сестры Аполлона) в Тавриде. Греческий историк Геродот (V в. до н. э.), сам побывавший в Причерноморье, о Таврике писал: «Она выдается в Понт и населена племенами тавров вплоть до так называемого Херсонеса скалистого. Херсонес этот на востоке выступает в море. Подобно Аттике две четверти границ скифской земли (на юге и на востоке) окружены морем. Тавры живут в части Скифии... За таврами опять живут скифы, частично дальше на восток на морском побережье, а частично на западе Киммерийско¬го Боспора и озера Меотиды [Азовского моря — М. К.] до реки Танаисы [Дона — М. К.], которая впадает в это озеро в самом дальнем углу».

После Геродота Крым упоминается постоянно в работах Страбона, в «Географии» которого дается довольно четкая карта Причерноморья («Малая Скифия»), Плиния Старшего, Птолемея и других античных авторов.

Самыми древними обитателями Крыма, известными в истории, считают киммерийцев, память о которых сохранилась в названиях и леге¬ндах полуострова, но которые уже исчезли к середине I тысячелетия до н. э. Более изученными «аборигенами» являются тавры, давшие название полуострову, сохранившееся на протяжении почти двух тысяч лет.

Как утверждает А. М. Лесков, «тавры были киммерийскими племенами, или просто частью киммерийцев, загнанных скифами в горные районы Крыма». Ранний период таврской культуры принято называть «Кизил-кобинской» культурой. Некоторые исследователи считают, что тавры и киммерийцы были фракийского происхождения. Очевидно, что на культуру тавров оказали влияние как культура Северного Кавказа, так и скифская культура. Около ста найденных таврских поселений расположены в пред-горных районах. Некоторые из них относятся к периоду IX—IV вв. до н. э., другие — к концу VI в. до н. э., основная масса — к VI—V вв. до н. э. (на горе Кошка и на горе Караул-Оба). Некоторые таврские поселения просуществовали до первых веков нашей эры. Они представляют собой естественные и укрепленные убежища на господствующих высотах Яйлы. Таврские могильники — это мегалитические сооружения в виде каменных ящиков, относятся, как правило, к VI—V вв. до н. э. («крымские дольмены»). В них обнаружены подвески, гривны, браслеты, бляшки, кольца, вооружение, сбруя. Кроме этого, о таврской культуре свидетель¬ствует керамика (простая и лощеная), каменные и кремневые орудия, изделия из кости, металлопластика. Металлические изделия делятся на две группы: 1) бронзовые и железные украшения и          2) бронзовые и желез¬ные предметы конского убора и вооружения.

Три основные этапа развития таврской культуры:

  1. Памятники раннего этапа IX — начала VI вв. до н. э. — в основном простая и лощеная керамика (плоскодонные горшки с отогнутым венчиком).
  2. Памятники среднего этапа VI—V вв. до н. э. (горшковидные сосуды с прямым или слабо отогнутым венчиком).
  3. Памятники позднего этапа IV—I вв. до н. э. известны сравнительно мало (керамика, металлические изделия).

Сходство в характере погребений и геометрических изображений указывает на очевидную близость таврской культуры с культурой северо-западного Кавказа. Памятники дольменской культуры второй половины II—I тысячелетия до новой эры в Крыму неизвестны. Более вероятно, что таврская культура сложилась на основе развитой кобанской культуры, т. е. культуры позднебронзового века Цент-рального и Северного Кавказа. В то же время можно предположить, что существовали связи между таврской культурой и фракийской культурой Дунайско-Днепровского бассейна, хотя археологических сви¬детельств об этом нет.

В конце II — начале I тысячелетия на Керченском полуострове, а также в степях Северного Причерноморья известны только памятники позднесрубной культуры (о которой писали древнегреческие авторы). В античных источниках о таврах сообщается как о пиратах и разбой¬никах. Так, Геродот пишет, что «живут тавры грабежами и войной». Скимн Хиосский отмечает: «Тавры — парод многочисленный и любит кочевую жизнь в горах; по своей жестокости они варвары и убийцы и умилостивляют богов нечестивыми деяниями». Страбон говорит о «раз¬бойничьих притонах тавров». Доказанным можно считать, по крайней мере, лишь то, что тавры занимались пиратством, однако среди них были и тавры-земледельцы.

Во главе племен стояли басилевсы (вожди). Тавры жили родовым строем. Знали гончарство, ткачество, прядение, бронзолитейное про¬изводство.

Многие античные источники считали тавров скифским племенем. Между' тем, скифские племена начинают проникать в Крым с нижнего Поднепровья в конце VII в. до н. э. Как известно, византийские авторы называли Скифию «прародиной славян». Страбон различал «Великую Скифию» (от Дуная до Дона) и «Малую Скифию» (собственно Крымский полуостров). Военный союз скифских племен сложился с VIII—VII вв. в степях Причерноморья. С V века скифы все больше проникают в Крым и в конце III—II вв. до н. э. сюда перемещается центр скифского царства. Скифы в это время стояли на достаточно высоком уровне развития материальной и духовной культуры. Были многочисленны, воинственны и могущественны. Они дали миру много выдающихся открытий и замеча¬тельных деятелей. Так, они первыми стали выплавлять из руды железо и изготовлять из него орудия и оружие. Они же изобрели гончарный круг. Известен был в свое время скифский мудрец Анахарсис.

К I веку новой эры появилось название «скнфо-тавры», а позднее «тавро-скифы», которым назывались тавры, жившие в горных и предгор¬ных районах Крыма, и частично смешавшиеся со скифами и испытавшие влияние их культуры. Известно, что тавры вместе со скифами присо¬единились в I в. до н. э. к Митридату в его борьбе против Рима. А еще раньше, во II в. до н. э. тавры вместе со скифами ведут борьбу с Херсонесом, в состав населения которого они уже входят в начале нашей эры, о чем свидетельствует надгробная плита с греческой надписью: «таврская женщина». В известной «херсонесской присяге» наряду с гре¬ческими богами названа Дева, главное таврское божество-покровитель¬ница города. В Херсонесе находилось ее святилище и статуя, которая воспроизводилась на монетах. Впоследствии ее культ слился с культом Артемиды. Для тавров Дева была великой богиней земли, воды, всей жизни, богиней-матерью.

Ассимиляция тавров начинается к III—II вв. до н. э., после того как в Крыму укрепляются скифы. В середине II века н. э., несмотря на мощные укрепления тавров в горных районах Южного берега Крыма, римляне вытесняют их отсюда.

Столицей скифского государства в Крыму стал Неаполь Скифский. Государство достигло своей мощи и расцвета при царе Скилуре. Город был построен по античному образцу — в центре крепости Акрополь. При раскопках были обнаружены замечательные памятники древнескифской культуры: живописи и архитектуры (мавзолей с захоронениями скифской знати, с останками царя Скилура, саркофаг царицы). Ремесло и художест¬венное мастерство скифов стояло на очень высоком уровне. Современ¬ный искусствовед Игорь Долгополов писал: «И когда мы любуемся шедеврами искусства скифов, то первое, что чарует и покоряет нас, — это движение, заложенное в каждом из творений. Динамика, движение — упругое, как тетива лука, натянутая до отказа»... «Обаяние скифского искусства — в его крайней обнаженности и откровенности». Он отмечает, что любой сюжет художественного произведения скифов поражает «по¬чти детским желанием рассказать, поделиться впечатлениями». Харак¬тер восприятия мира у скифов напоминает «лучшие черты творчества детей своей раскрытой функциональностью, раскованностью, точностью и свежестью ощущения». Для художественных изделий скифской куль¬туры был характерен так называемый «звериный стиль», т. е. основными изобразительными сюжетами были звери.

Наиболее ранние сведения о появлении греков в Таврии относятся к VI веку до н. э., по другим сведениям — ко второй половине V века. Это были выходцы из малоазиатских городов Меота, Теоса, Гераклея. Первая ионийская колония (фактория) возникла на западном побережье Таврики в конце VI в. — Керкинитида (Евпатория). Единственная дорическая колония греков была основана выходцами из Гераклеи в 422—421 гг. — Херсонес. Таким образом, в истории греческой колониза¬ции Таврики выделяются два периода: ранний ионический VI —первая пол. V вв. до н. э. и дорический вторая пол. V — первая пол. IV вв. до н. э. Херсонес очень быстро завоевывает гегемонию и распространяет свою власть на все западное побережье, включая Керкиннтиду и Калос-Лнмен. К концу VII в. греки устанавливают торговые отношения с народами, обита¬вшими на северных берегах Понта Евксинского. Греческие колонии были основаны на острове Березань и в устье Буга (г. Ольвия). В VI в. был создан город Пантикапей (р. Пантикап), а на Таманском полуострове — Фанагория (основатель — грек Фанагор). Кроме этого, греки основали города Танаис (устье Дона), Горгиппия (Анапа) и Гермоносса (Тамань). В Таврике около VI в. до н. э. греки основали также г. Феодосию.

В состав греческого государства Боспор входили греческие колонии на восточном побережье Таврики, а также на полуострове Тамань, и Приазовья. Во главе Боспорского царства стояли греческие правители Археанактиды. В 438 г. до н. э. их власть была свергнута Спартоком, от которого 300 лет в государстве правила династия Спартокидов.

К началу II в. до н. э. Херсонес становится независимым от греческой метрополии государством. К этому времени относится найденный ка¬мень с присягой граждан Херсонеса.

Таким образом, на протяжении не менее шести веков на Таврическом полуострове существовали три самостоятельных государства: Херсонес, Боспор и Скифия.  К IIIв. до н. э. скифское государство превращается в типичное варварское рабовладельческое государство. Северо-западный район полуострова вплоть до II в. до н, э. населяли сатархн. К середине II — началу I в, до н. э. Херсон переживает политический кризис как следствие обострения отношений со скифским государством, которое к середине II в. захватывает всю северо-западную территорию и возводит здесь крепости. Херсонесская хора сокращается до собственной город¬ской округи. В конце II в. скифский правитель Скилур нанес сильное поражение Херсонесу и только помощь царя Понта Митридата Евиатора спасла город. После этого Херсонес был включен в состав Боспорского царства, подчинившего и всё западное побережье. Боспорский про¬текторат над Херсонесом длился в течение I в. до н. э. — первой половине I в. н. э.

В 107 г. до н. э. восстание рабов во главе скифа Савмака свергло в Пантикапее династию Спартокидов. Полководец понтийского царя Митридата Диофант (спаситель Херсонеса) подавил восстание, и Боспор перешел под власть Митридата VI, который после того, как был разбит римлянами, бежал в Пантикапей, где был предан собственным сыном и покончил жизнь самоубийством. Римлянами были захвачены все владения Митридата (к середине I в. до н. э. — Боспор и Херсонес). Римские войска вводятся в Херсонес в 40-е годы II в., и он становится провинциальным римским городом (сохраняя формально статус само¬стоятельного полиса), базой римских войск и флота на Таврическом полуострове. Римская оккупация длится до III в. За это время экономи-ческое и политическое положение в Херсонесе стабилизируется. Одновре¬менно происходит значительная сарматизация населения всего севе¬ро-западного побережья, хотя и одновременно продолжается его эллинизация. Государственный аппарат города аристократизируется. Оборонительные укреп¬ления превращаются в земледельческие поселения.

Скифское государство, оставаясь независимым, ведет борьбу с римля¬нами (Иосиф Флавий). В I—II вв. оно достигает высокого уровня в своем развитии. Археологические раскопки свидетельствуют о высокоразвитом мастерстве скифских ремесленников и художников. Скифы охотно приобре¬тали изделия греческих мастеров, обогащаясь лучшими образцами эллин¬ской культуры, учились у них художественному ремеслу. В свою очередь, культура скифов явилась одним из источников славянской культуры.

В III в. опустошительная волна готских набегов прокатывается по степным районам Таврического полуострова, сметая всю культуру на своем пути. И хотя сами «готы растаяли в людском океане, как щепотка соли в ведре кипятка» (О. Домбровский), они уничтожили античную цивилизацию на территории Таврики. IV веком н. э. заканчивается античный период истории культуры Крыма.

Итак, в развитии античной культуры в Северном Причерноморье выделяются два периода:

Для первого (VI — первая половина I вв. до н. э.) характерна относительная самостоятельность греческих городов-государств. Для второго (втор. пол. I в. до н. э. — 70-е гг. IV в. н. э.) — воен¬но-политическая зависимость сначала от Понтийского царства, затем от Римской империи.

Археологические раскопки городов и поселений Таврического полу¬острова открывают большое количество античных памятников архитек¬туры, скульптуры, живописи и керамики. Как пишет Г. Соколов: «Многие произведения, характер которых в полном смысле слова является античным, несут на себе отпечаток вековых художественных традиций и несомненно завезены сюда предпри¬имчивыми купцами из Греции, Малой Азии или Рима». Он отмечает различие в характере развития искусства в античных городах. Так, если греческие памятники VII—VI вв. до н. э. чаще встречаются в Оливии, то в Херсонесе в памятниках, относящихся к первым векам новой эры, нельзя не заметить влияние римской культуры. В памятниках Боспорского царства заметно влияние художественных вкусов местных племен. Связь с греческий метрополией обусловила господство тех же форм художест¬венной культуры. Так, в VI в. до н. э. господствуют архаические, в V—IV вв. до н. э. — классические, позднее — эллинистические. Однако воздействие культуры местных племен (сарматов, например) делает античную культуру достаточно своеобразной.

Значительное место в античной культуре Таврики занимает архитек¬тура, представленная уникальными  городскими ансамблями и отдель¬ными памятниками, которые хотя и малочисленны, однако имеют мировое значение. В центре каждого города-государства была обязатель¬но центральная площадь — агора, где велась активная общественная и культурная жизнь. Самым характерным античным городом был Пантикапей (480 г. до н. э.). С. Килессо пишет: «Приплывающим с моря открывался акрополь па вершине горы с храмами Аполлона, Диониса (на южном склоне), святилище Кибелы, другие храмы и общественные здания». Город украшало множество статуй. Он был окружен оборонительными стенами, достигающими высоты 7—10 м. В окрестностях обнаружена цепь многочисленных погребальных курганов, среди которых наиболее известны: Царский, Мелек-Чесменский, Золотой, Куль-Обский и др. В этих курганах найдены разнообразные украшения, свидетельствующие о высоком уровне при¬кладного искусства и ремесла: бусы из полудрагоценных камней, стеклян¬ной пасты, фаянса, изделия из дерева, золота и других материалов, бронзовые и серебряные круглые зеркала с тонко выгравированными на одной стороне рисунками, ожерелья, браслеты, серьги, височные подвес¬ки, кольца с печатками и резными камнями, геммы и камеи.

Наиболее наглядно прослеживается регулярная планировка антич¬ного Херсонеса. Мощные оборонительные стены и башни города свидетельствуют об особенностях античной строительной техники. Город состоял из прямоугольных кварталов, в которых размещались по 2—5 городских домов-усадеб. В центре города располагалась пря-моугольная площадь — агора, а в южной части — театр, имеющий в плане форму полукруга, обращенного в сторону моря (построен на рубеже III—II вв. до н. э.).

На рубеже I тысячелетия ряд античных городов был захвачен римскими войсками, однако памятников римской культуры сохранилось на полуострове мало (крепости Харакс, Ай-Тодор, Алустон и др.).

В III в. до н. э. был построен Неаполь Скифский как античный город, имеющий в центре акрополь, окруженный крепостными стенами, насы¬щенный храмами и скульптурными памятниками.

Античная живопись была теснейшим образом связана с архитек¬турой. Краски применялись земляные и наносились в технике фрески по сырой штукатурке с предварительным процарапыванием контуров. Рос¬пись склепа Деметры в Пантикапее свидетельствует о том, что в I в. до н. э.—I в. н. э. возрастает интерес живописцев к более сложным сюжет¬ным сценам. В украшении домов большую роль играла мозаика, в кото-рой использовались цветная галька, мелкие кусочки мрамора. Памятни¬ком античной мозаики является пол бани в Херсонесе (II в. н. э.). Во время раскопок античных городов находят расписные вазы и другие керамиче¬ские сосуды (амфоры, кратеры, килики или скифосы, флаконы).

Соответственно греческим образцам меняется техника вазописи: если в VII—VI вв. до н. э. фигуры закрашиваются черным лаком и выглядели темными силуэтами на оранжевом фоне глины, то в конце VI—V вв. фон закрашивается черным лаком, а фигуры остаются в цвете обожженной глины. В Таврике был известен греческий художник Ксено- фант. В III—I вв. до н. э. появляется обычай не раскрашивать посуду, но украшать ее рельефными узорами. В это время встречаются полусфери¬ческие «магарские» чаши. В первые века н. э. получают распространение краснолаковые кувшины, на стенках которых представлен красивый орнаментальный узор, иногда включающий одиночные фигуры или изображения птиц и животных. В античных городах была распространена мелкая глиняная скульптура, фигурки из бронзы, дерева, гипса, тер¬ракотовые статуэтки, для которых характерны греческие архаические черты VI в. до н. э. Скульптурой украшались храмы, алтари, жилые дома и общественные здания античных городов. На улицах и площадях стояли скульптуры богов, героев, правителей. На кладбищах — рельефные надгробные плиты и статуи, посвященные умершим.

«Нужно думать, — пишет Г. Соколов, — что, в Северном Причер¬номорье хорошо знали о достижениях мастеров Аттики и других грече¬ских центров, так как здесь находят не только произведения, близкие по стилю древнегреческой скульптуре, но и повторения известных памят¬ников». Так, некоторые памятники IV в. до н. э. указывают на проникнове¬ние идей греческих скульпторов Скопаса и Праксителя. (В V в. до н. э. к берегам Боспорского царства приставала эскадра афинского флота во главе с Периклом). Большинство античных памятников Таврики относит¬ся к эллинистическому периоду. Таврические мастера владели искусством скульптурного портрета (рельефные портреты на монетах, статуи, бюсты, плиты).

Общий кризис рабовладельческой системы затронул и античную провинцию. В произведениях искусства II в. до н. э. уже отмечаются черты «варваризации»: упрощаются и грубеют формы. Это проявляется в круглой скульптуре, рельефах, надгробных плитах, рисунках на стенах боспорских склепов.

Нашествие гуннов, появившихся на Боспоре во второй половине IV в., уничтожает античные города, за исключением Херсонеса, однако и он переживает острый кризис культуры. Гунны в южных степях Причер¬номорья основали огромное, хотя и кратковременное, государство, кото¬рое однако не принесло никакого вклада в историю культуры Крыма. 

IV век явился переломным в истории Крыма. Прекращает существование Боспорское государство, разрушен Неаполь Скифский и погибло скифс¬кое государство. Херсонес постоянно переходит из рук в руки, пока не превращается в руинное кладбище.

С V в. в Таврике Заканчивается античный период истории культуры Крыма и начинается развитие новой цивилизации — феодаль¬ной. Появляются новые города и государства. В горных районах возникают пещерные города-крепости: Эски-Кермен, Кыз-Кермен, Чуфут-Кале, Мангуп-Кале, Тепе-Кермен, Инкерман. В юго-западной части полуост¬рова создается княжество Дори. 

Как пишет Г. Соколов: «Вряд ли с крушением цивилиза¬ции прекратилось художественное влияние прекрасных архитектурных ансамблей и зданий, монументальной и декоративной скульптуры на человека нового общества. Несомненно, они продолжали волновать мысли и чувства обитателей таких средневековых городов Причерноморья, как Корсунь (античный Херсонес) и Керчь (античный Пантикапей)».

2. Средневековая культура Крыма (IV—XVIII вв.)

Византийская Таврика

Новый этап Таврики начался со второй половины III в. с уходом римских легионов и появлением готов. «Этот период оказался роковым не только для Крыма, но и для Европы вообще, — пишет JI. В. Фирсов. — Именно с пего начинается переселение народов и происходит распад последней из колоссальных рабовладельческих держав древности — Великой Римской империи». В IV в. в юго-западном районе полуострова осели три тысячи готов, служивших в византийских войсках и оставшихся здесь после того, как их войска ушли в Италию. Впоследст¬вии они полностью растворились в местном населении. Они начинают распространять христианство, учреждают епархии (херсонская, боспорская, готская). После вторжения гуннов в 375 г. готы ушли в горы, где смешались с жившими там аланами. В V в. после смерти Аттилы гуннская держава распадается. В 464 г. на полуостров приходят венгры, которые к этому времени вместе с  болгарами завоевали земли между Доном и Днепром, но в 679 г. были подчинены хазарами. В 840 г. византийский император Феофил учредил херсонскую провинцию, к которой принад¬лежали все греческие поселения в Таврике и на Кубани (Захии). В 882 г. печенеги (кангли) изгнали с полуострова венгров, но уступили Таврику половцам в XI в. (команам). Команы в 1237 году были уничтожены татарами, которые начали кочевать по степям полуострова. По названию города Крым, где возник центр торговли, весь полуостров получил название Крым.

По мнению Л. И. Фирсова, «самое характерное в крымской ис¬тории — это непрерывное и интенсивное движение народностей, которое только условно можно назвать их сменой. Скорее всего и чаще всего за появлением новой народности и утверждением ее господства следовало пришествие другой».

В период с V по XV вв. судьба Таврики была тесно переплетена с Византией. Таврика иногда имела возможность влиять на развитие ситуации в метрополии. Так, восставшие херсонеситы посадили на царский престол Вардана-Филшшика (армянин). Византийское прави¬тельство стремилось укрепить свою власть на таврическом побережье и выделяло средства для сооружения крепостей, в том числе и Херсонеса. Особенно большое внимание уделял этому Юстиниан I. Византия воз¬водит крепости Алустон, Гурзуф, Мангуп, Эски-Кермен и др., как опорные пункты, где размещаются военные гарнизоны и императорская администрация (федераты). Это были также центры распространения христианства. Власть Византии приостановилась с появлением в начале VIII века хазар, но создание Херсонской фемы (конец IX — начало X вв.) сохранило ее военно-административное и культурное присутствие. Имен¬но в это время отмечается широкое распространение христианства в горных районах полуострова (климатах), о чем свидетельствуют строительство храмов и памятники погребального обряда. Центром готской епархии епископа Иоанна Исноведника (поднявшего восстание против хазар в 787 г.) были Партеннты, где недавно найдены остатки храма-базилики. Из византийских источников известно, что с VIII в. имеет место интенсивная иммиграция «иконопочитателей», преследуемых в Византии, и как следствие этого — возникновение новых монастырей в Таврике и утверждение христианства. Так, в Херсонесе христианство утверждается при византийских императорах Зеноне и Юстиниане (VI—VIII вв.), хотя пережитки язычества (античности) продолжают суще¬ствовать здесь до XIII в.

В то же время, как отмечает П. Н. Надннский: «Крым в экономиче¬ской и культурной жизни Киевской Руси играл исключительно большую роль. Он был расположен в районе, примыкавшем к знаменитому торговому пути «из варяг в греки»... Торговый обмен между Русью и средиземноморскими странами в основном происходил, в крымских торговых городах... Интересы Византии и интересы растущего Киевского государства столкнулись на Черном море, в Крыму и на Дунае».

В 882 г. новгородский князь Олег предпринял поход на Констан¬тинополь. Во второй половине X в. князь Святослав разгромил хазар, благодаря чему Хазарский Каганат утрачивает свое господство в Крыму. Союз княжеств Киевской Руси против половцев и печенегов. 989 г. и поход князя Владимира на Корсунь (его крещение). Основание славянского Тмутараканского княжества в Восточной Таврике с центром Корчев (Х1в). После 1204 года византийские климаты переходят в подчинение Трапезундской империи (Готия и Херсон). Еще в XII в. (после 1061 г.) происходит массовое переселение армян на восточное побережье, куда в XIII—XV вв. смещает¬ся торгово-экономическая ориентация.

В 1169 г. Византия уступила привилегию торговли на Черном море генуэзцам, а после 1261 г. Михаил Палеолог передает всю Готию (т. е. юго-западный горный район Крыма) генуэзцам по Нимфейскому до¬говору. В течение XIII—XV вв. вдоль южного побережья Таврики было воздвигнуто около 40 крепостей и торговых факторий, начиная с Чемболо-Кикинео, Липеко, Мусакори, Ореанда, Джалита, Силита, Орзувиум, Луста, Солдайя, — и кончая главным итальянским городом в Кры¬му — Кафой. В этих городах итальянцы занимали господствующее положение и утверждали свою культуру и верования. После захвата крестоносцами Константинополя в 1204 году в Крым проникают венеци¬ацы, центром торговли которых становится Солдайя (в 1287 г. открыто консульство). Во второй половине XIII в., когда вновь усиливается власть Византии, она оказывает поддержку генуэзцам; с ними заключает до¬говор и хан Золотой Орды Менгу-Тимур, который передал нм во владение Кафу, где постепенно сосредоточилась итальянская аристократия (Спинолы, Ломеллино, Палавиччино и др.).

Население генуэзских городов было достаточно пестрым. Здесь жили греки, армяне, татары, арабы, евреи и другие. Некоторая часть гре¬ко-армянской верхушки и даже крымских татар приняла католицизм. Кафа была не только торговым, но и центром культурной миссии итальянцев в Таврике. После 1453 г. Кафа перешла во владение генуэз¬ского банка св. Георгия, основного инвеститора итальянских колоний на полуострове. В середине XV в., после захвата турками Константинополя, под их контролем оказалась главная дорога, связывающая генуэзцев с монополией. В 1475 г. турецкий десант взял после осады г. Кафу. Вскоре были захвачены и другие генуэзские города-колонии.

Как пишет JL В. Фирсов, «столетнее владычество генуэзцев на Южном берегу не оставило на нем ничего более приметного, чем крепости в Алуште и Гурзуфе... Больше того, можно смело думать, что влияние генуэзцев на местное население Южного берега, в своей основе в то время греческое, было ничтожным и ни о какой латинизации его не могло быть и речи».

В 60-е годы XIV в. появляется феодальное княжество Феодоро со столицей Мантуп, которое одно время находилось в зависимости от Золотой Орды. В XV в. мангупские князья борются с генуэзцами за право торговли на Черном море. Княжество Феодоро (от Каламиты до Алуш¬ты — 180-200 тыс. жителей) в 1475 г. было уничтожено турками, которые после длительной осады взяли Мангуп и разрушили царский дворец, храм Константина и Елены, а также многие памятники греческой культуры.

Первые нападения татар на Таврический полуостров происходили в 1223, 1238, 1242 и 1249 годах. В Солдайе находился татарский наместник. Затем татарским административным центром стал г. Салхат (бывшая армянская колония). В 1299 г. войска Нагая захватили и разрушили Херсонес, который после этого пришел в упадок. И хотя в 1333 г. там находился латинский архиепископ, с 1397 г. он перестал существовать как город, а к 1578т., как отмечает немецкий автор XVIII в. Тунманн, «остались от него только городские стены и несколько башен из огромных тесаных камней». В 1399 г. набег татарского полководца Эдигея опустошил Западный Крым. Салхат в XIV в. стал центром международной работор¬говли. В XIV в. начинают формироваться татарские княжества в Крыму. Шведский исследователь XVIII в.Тунманн замечает: «Ко времени воцарения в Крыму Менгели-Герая на полуострове было мало жителей татар. В результате войн, которые он вел со своими соплеменниками на Волге, он приводил с собой в Крым много тысяч ногайцев, которых заставлял там селиться... Крымские татары составляют ветвь многочисленного тюркского племени, хотя и смешаны сильно с монголами». 

Художественная культура раннесредневековой Таврики: предметы украшений из некрополей, сосуды, оружие, сбруя (инкрустация драгоцен¬ными камнями). Три этапа развития полихромного стиля: 1) золотые украшения (фибулы), драгоценные камни вставлены в выступающие на поверхности гнезда, образованные вертикально напаянными ободками (Боспор — перв. пол. IV в.); 2) рельефная инкрустация заменена плоско¬стной, усилена полихромность: фигурные цветные пластинки образовали орнаментальный узор (Боспор: греко-сарматский или «аланский» стиль); 3) возрождение полихромного стиля (рубеж IV—V вв.) —  на первый план выступает форма предметов (звериные изображения).

В VI в. прикладное искусство Боспора вырождалось (могильник Суук-Су — Горзувиты  —  комплекс украшений, могильник близ Чуфут-Кале VI—VII вв.). Вкрапление византийских элементов в местное искусство. VIII - перв. пол. IX вв. — развитие керамики (домашняя утварь, амфоры и кувшины). Гончарные печи близ Судака.

Византийская культура Херсонеса (IX—X вв.). «Варваризованная» культура южного побережья (между Судаком и Херсонесом). Жилая усадьба херсонца — каменный забор, низкая калитка, маленький дворик, одно-двухэтажный дом со скатной крышей (второй этаж деревянный). Мастерские по производству черепицы. Поливная керамика — посуда, политая свинцовой прозрачной глазурью желтовато-золотистого тона и украшенная рисунком, выписанным врезной линией орнамента. Бли¬зость художественной керамики к Грузии и Армении.

В период раннего средневековья античное искусство, в том числе и архитектурная техника, были забыты. В V в. отмечается строительная деятельность местных племен. В период V—VII вв. на горном плато строятся восемь пещерных городов-крепостей: кроме Эски-Кермен, Кыз-Кермен, Чуфут-Кале, Тепе-Кермен, Мангуп-Кале, также —  Бакла, Сюрень, и морская крепость Каламита. «Мапгут, или Мапгуп, прежде Готия и крепость Готии, — пишет Тунманн, — лежит на очень высокой, почти недоступ¬ной, наверху обширной горе, у реки Кабарта (Бельбек)... В 754 г. он имел уже епископа, который потом сделался митрополитом. Вскоре после этого он был завоеван хазарами. Наконец, в 1475 г. его взяли турки и поставили там горнизон; по после того, как в 1494 г. город был почти уничтожен пожарами, они предоставили его, кажется, татарам... В 1578 г. еще сохранился верхний замок, высокое каменное строение, портал его был из мрамора и украшен греческими надписями». Здесь обнаружены остатки большой базилики VI—VIII вв., небольшого восьмиугольного храма VIII—IX вв., царского дворца XIV в. На Чу¬фут-Кале сохранился мавзолей XV в., караимские кенассы XIV в. Остатки базилики найдены в Партенитах (трехнефная IX в.). Остатки храмов найдены и в Восточном Крыму (аланский город у Коктебеля, VII—VIII вв.), базилика Эски-Кермен.

О. Домбровский считает: «Сложный и вместе с тем органически слитный характер культуры обитателей Северного Причерноморья в кон¬це эпохи Великого переселения народов (конец Vв.) не дает возможности четко выделить в ней собственно готский элемент. Впрочем, едва ли он дошел сюда нетронутым, да вряд ли когда-либо существовал в «чистом виде». Его не удается отделить от сармато-алаского, славянского и других элементов, среди которых он растворился». 

С конца V в. усиливается византийское влияние (император Юстини¬ан — 527-565 гг. строит крепости Алустон и Гурзувиты, об этом упоминает византийский историк Проконий Кесарийский в своем трак¬тате «О постройках»). Античные города Таврики превратились в опорные пункты византийских войск, одним из которых стал Херсонес, явившийся также религиозным центром. Известная большая трехнефная т. н. «Уваровская базилика»  с двумя притворами и артриумом (сохранились моза¬ичные полы и стенные фрески). Остатки херсонесских базилик X—XI вв. свидетельствуют о распространении византийского типа крестовоку¬польных храмов.

В X—XI вв. Боспор переименован в Корчев и входит в состав Тмутараканского княжества. Сохранился четырехстолпный крестово-куполный храм-церковь Иоанна Предтечи (X—XIV вв.) Однако, начиная с X в. влияние Византии на архитектуру ослабевает, появляются черты самобытности.

В XIII—XV вв. в приморских городах Кафа, Чембало, Солдайя и на южном побережье итальянцы (генуэзцы и венецианцы) воздвигают свои крепости. На архитектуру городов восточного побережья большое влия¬ние оказывает армянская архитектура в XIII—XIV вв. Монастырский комплекс Суры-Хач (1358 г.) в горах близ Старого Крыма. Армянская миниатюрная церковь Двенадцати апостолов (XI—XII вв.) в Судаке (сохранилась фресковая роспись). Шесть армянских церквей сохранились в Феодосии, среди них: церковь Георгия Победоносца, храм Иоанна Предтечи и храм Архангелов (1408 г.), церковь Сергия (Саркиса) XV века, где похоронен художник И.Айвазовский.

После восстановления Византийской империи в 1261 г. генуэзцы строят новые и восстанавливают старые крепости: Черкис, Кафу, Сол¬дайя, Алустон, Гурзувиты, Чембало и др. Так, в XIV в. «Горзувиум» становится одним из центров морской торговли. Известен относящийся к этому времени архитектурный комплекс крепости в Судаке, построен¬ный на высоте 150 м. над уровнем моря. Он включает внешнюю защитную линию первого оборонительного пояса — т. н. Нижнюю крепость, включая 7 башен; затем второй ярус — Консульский замок; на вершине — Дозорная, или «Девичья» башня. О самом Судаке Тунманн пишет, что уже в 786 г. там было епископство, а позднее он стал местопребыванием митрополита: «Когда  oн был в цветущем состоянии, то имел, как говорят, несколько сот церквей. С 1204 по 1365 г. он был свободен... Жители его были всех национальностей и исповеданий».

Наиболее крупные и относительно хорошо сохранившиеся фрески того времени находятся в крепостях, монастырях и поселениях юго-западного Крыма и средневековых приморских городах:  Сугдее, Кафе, Корчеве и др. Можно предположить, что расцвет фрескового искусства был обусловлен торжеством христианства в Крыму к VIII веку, однако памятники искусства до XII в. почти полностью уничтожены. За пределами Херсонеса уцелели 11 храмов с остатками росписей, семь из них (XII—XV вв.) — в юго-западной части, четыре (XIV в.) — в восточ¬ном Крыму. От VIII—IX вв. в Крыму не осталось фактически ни одного значительного памятника архитектуры (время т. н. «готской епархии»). 

XII—XV вв. — расцвет Мангупского княжества, культура которого представлена греко-византийским характером искусства. В юго-запад¬ном Крыму вообще период XIV—XV вв. был благодатным временем для развития византийского искусства. Еще в XII—XIII вв. на южном побережье были воздвигнуты дозорные крепости генуэзцев. По свиде-тельству посла Людовика IX при Менгу-хане в 1253 году Гнльома де Рубрука, «между Керсоной и Солдайей существует сорок замков». Л. В. Фирсов пишет, что «крымские татары окрестили крепости исарами. В тюркских языках слова гисар, хисар или исар, означает стену, фигураль¬но — укрепление, крепость, замок... Вместе с тем были в ходу и названия кале... и кермен».

Население восточного Крыма составляли греки, генуэзцы и армяне.

Культура  юго-западного Крыма XII—XIV вв.

Хазарское владычество (VIII—X вв.) не дало памятников монументально-декоративного искус¬ства. Среди сохранившихся средневековых памятников — храм До-наторов (близ Кыз-Кулле), в котором сохранилась роспись. В конце алтаря помещен поясной Деисус, ниже — изображение чаши с антиминсом (покрывалом) и дискосом (блюдом), символизирующими Евхари¬стию (причастие). Имеется также три композиции: Благовещения, Кре¬щения и Сретения. Пять крупных медальонов связаны орнаментом, в среднем изображен Петр. Сохранились также две мужские фигуры и два изображения сидящих евангелистов. Характерным для XII—XIII вв. были украшения узорами и вязью.

Другим памятником средневекового искусства являются фрески храма-мортирия, вырубленного в каменной глыбе на Эски-Кермен. Здесь сохранились остатки фрески трех всадников в стиле византийского искусства XII—XIII вв.

Еще один храм с росписью Успения обнаружен на южном склоне. В конце алтарной ниши дано изображение Христа, восседающего на троне, и двух предстоящих фигур в рост, с двумя огненными шестикры¬лыми серафимами. Другие фрагменты росписи очень разрушены. Так, на потолке храма — две композиции: Крещение и Рождество, а на стене против входа — большая фреска Успения (XIII—XIV вв.)

Почти утрачены росписи пещерного храма Шулдан (XII—XIII вв.), осталась только роспись «епископского кресла»... Росписи Верхореченского храма (XVI в.) представляют собой два яруса росписи конхи алтаря:  внизу — «чин» святителей, вверху — «Деисус» (поясное изоб¬ражение Христа, по сторонам — фигуры Марии и Иоанна).

Церковные росписи культурных памятников юго-западного Крыма XII—XIV вв. разнообразны по содержанию и композиции, что зависело от назначения и архитектуры.

В восточном Крыму сохранилось крайне мало памятников средневе¬кового монументально-декоративного искусства, а то, что уцелело, целиком принадлежит XIV в. Однако, известно, что XII—XIII вв. были распространены поступавшие из Малой Азии мелкие иконы, кресты с распятием, рельефными фигурами святых, металлические складни... При генуэзцах восточный Крым был ареной борьбы между православием и католицизмом.

К XIV—XV вв. относятся росписи двух сохранившихся церквей: храма Стефана в Феодосии и храма Иоанна Предтечи в Керчи, а также фреска мечети Судакской крепости, построенной под влиянием сельд¬жукской архитектуры XIV в., т. н. «консульская зала». Отличительная черта этой фрески — графичность и монохромность. Известны фрески в монастыре Сурбах с изображением Христа (Деисус) с двумя фигурами Богоматери с младенцем.

Храм Стефана представляет собой небольшое прямоугольное зда¬ние. Хорошо сохранилась роспись верхней части алтаря: Деисус в конхе — и ниже него — Евхаристия. Слева от алтаря — верхняя часть фигуры молодого святого. Близ северной стены уцелела часть фигуры в красном. На западной стене, над общей аркой входа и окна, сохранились слабые следы нескольких композиций. Арка алтарной абсиды обрамлена широкой орнаментальной полосой, окаймленная красной линией. Как считает О. Домбровский, «наиболее значительной чертой Евхаристии храма Стефана является глубокий внутренний драматизм, выраженный в двух сценах «предложения хлеба и вина». В каждой из них участвуют шесть апостолов.

Храм Иоанна Предтечи пережил несколько строительных периодов. Погрудные фрагменты двух фигур неизвестных святых находятся друг против друга на внутренних сторонах столпов арки перед алтарной абсидой. Для изображения характерно сочетание разнообразных золотистых тонов с тускло-синим фоном. По способу письма, как и характеру персонажей, можно отнести к началу XIV в.

К культуре XIV—XV вв. относится роспись в пещерной церкви Мангупа. Итальянская культура (романское и раннеренессансное ис¬кусство) проникла в юго-западный Крым после того, как в 1471 году владетели княжества Феодоро заключили союз с генуэзцами. Это нашло свое отражение в росписи церкви Мангупа. В цилиндрической части ниши алтарной абсиды на светло-сизом фоне в широком кру¬ге — изображение Христа-Эммануила. В конце дана композиция из пяти человеческих фигур и помещенных между ними шестикрылых серафимов. В центре восседает Христос на троне с евангелием. Элементы реализма в некоторых приемах исполнения очевидны. Роспись алтарной абсиды стоит на грани двух эпох, считает О. Домбровский. В центре, над аркой, — темное изображение святого Убруса («нерукотворный Спас» — голова Христа). Наверху в центре плафона помещен медальон, в котором дан образ Знамения (поясное изображение Марии). Здесь можно наблюдать объединение ренессансных художественных приемов с византийской иконописью.

Для периода конца XIV— начала XV вв. было характерно от¬носительно мирное сосуществование с татарами, однако постепенное развитие византийской культуры было прервано вторжением ту¬рок-османов.

В целом памятники культуры средневекового Крыма наиболее близ¬ки к произведениям искусства Малой Азии, Сирии и Закавказья. Крым становится «горнилом», где сплавляются элементы различных культур, так что даже нелегко проследить какую-либо общую линию. С XI в. смещение центра на восток (от Херсонеса к Корчеву) сделало развитие культуры более самостоятельным. Но здесь оно подвергается восточ¬ному влиянию, в том числе культуры Трапезундской империи.

Памятники художественной культуры юго-западного и восточного Крыма иконографически близки друг к другу и имеют общий восточ¬но-византийский исток. Несоответствие архаических сюжетов и ком¬позиционных схем с достаточно передовыми художественными приема¬ми. Важное место принадлежит «Деисусу» — изображению Христа с Ма¬рией и Крестителем по сторонам. В XIV—XV вв. композиция Деисуса в росписях храмов юго-западного Крыма очень изменилась (появляются многофигурные сцены). В восточный Крым проникает армянское искус¬ство. В XIV в. местное искусство восточного Крыма как бы замерло в сфере идей и религиозных представлений XII—XIII вв.

Вторым характерным элементом иконографической схемы храмо¬вых росписей средневековой культуры Крыма является изображение Причастия (Евхаристии), выраженного условно: изображение потира (чаши) с дискосом (блюдом ) и антиминсом (покрывалом).

Фрагментарность фресок затрудняет их исследование, однако очеви¬дно художественное разнообразие, гибкость методов средневекового искусства Крыма.

В Средние века Крым играл роль культурного «моста» между Византией и Русью на протяжении трех столетий, особенно в «корсунский» период русско-византийских отношений (X—XI вв.).

Культура Крымского ханства (XVI—XVIII вв.)

В XV веке турецкое завоевание покончило с генуэзскими владениями в Крыму, уничтожило греческое феодальное княжество Феодоро. Турция стала мощной военно-политической империей при султане Османе (1288—1326). В 20-е годы XV в. сформировалось Крымское ханство, которое с 1475 г. попало в вассальную зависимость от Турции. Крымское ханство образовалось после развала татарского государства Капджака, созданного в 1235 году Бату-Ханом. Хаджи-Гирей создал независимое государство, подчинив себе в 1443 году капджакские территории в Европе. Однако создателем крымского ханства считается его сын Менгели-Герай (или Герей). Тер¬ритория крымского ханства включала т. н. «Восточный Ногай» или «Крымскую степь» — т. е. территории на север от Черного и Азовского морей (название пошло по имени монгольского полководца, основа¬вшего здесь недолговечное государство в конце XIII в.); «Едисан» или «Западный Ногай» — область между реками Буг и Днестр (западные ногайцы в 1758 г. свергли с крымского престола Алим-Герая и посадили Герай-хана); «Бессарабия» или «Буджак» — область между Днестром и Дунаем (буджакские татары после 1770 года ушли на Кубань под защиту России); наконец, «Кубань» — земли, на которых кочевали ногайские татары, а также жили черкассы (черкессы) и авхассы (абхазцы); с 679 г. в течение 336 лет здесь существовало хазарское государство, которое было уничтожено на рубеже X—XI вв. русскими войсками, соединившимися с византийскими греками (Тмутараканское княжество).

Крымское ханство основывалось на родовой организации (аймаки). Известные феодальные роды: Ширинские, Мансуровы, Аргинские, Яшлавские, из последнего рода был Хаджи-Гирей (1421—1466 гг.). К XVI в. Крымское ханство охватывает предгорный и степной Крым (на южном берегу заселяются турки). Характеризуя крымских татар, Туиманн пишет: «По большей части они среднего роста, но при этом прекрасного, правиль¬ного сложения, задушевность сквозит в их чертах; на лицах читается их честность и добродушие. Они ценят человечность и общественные до¬бродетели. Они просты и легковерны, смирны, приветливы, услужливы и понятливы. Они одарены прекрасным природным умом и гибким духом, что делает их в высшей степени способными к образованию... Они чрезвычайно гостеприимны и охотно уделяют все, что могут, путнику, независимо от религии». В то же время он отмечает, что «каждый татарин является солдатом. Хану нужно только указать место сбора, и они являются со всех сторон».

Другой свидетель Михаил Литвин (XVI в.) заметил: «землю, хотя и самую плодородную они не обрабатывают, довольствуясь тем, что она сама приносит, т. е. травою для кормления», важнейшим фактором их жизни является война». «Другого занятия, кроме войны, они не знают», — сообщает другой свидетель  (де Люк, XVII в.).

Кафа и Гезлев (Евпатория) явились при татарах крупнейшими мировыми невольничьими рынками для Турции. Существовала особая должность — «разменный бей» — для выкупа славянских пленных (за счет царской казны). Крымские ханы вскоре стали лишь чиновниками турецкого султана (за 150 лет сменилось 53 хана). Тунманн так описывает Евпаторию: «Гослеве, или Гьюзлеве, — один из самых значительных городов Крыма. Он лежит на северной стороне морского залива... Он ведет оживленную торговлю... Город обнесен вокруг каменной стеной и баш¬нями, имеет приблизительно 2500 каменных домов, много прекрасных мечетей и населен главным образом татарами, турками, греками, ар¬мянами и евреями».

Борьбу за выход Московского государства к Черному морю начал еще Иван Грозный в середине XIV в. Однако несколько военных походов Адашева в 1556—1559 гг. были неудачны. Зато удачливыми были набеги крымских татар на Московское государство. В 1571 г. Девлет-Гирей сжег Москву. Но в 1572 г. крымские татары потерпели поражение под Москвой на р. Лопасне. В XVII в. запорожские и донские казаки посещали с военными походами Крым (гетман Конашевнч-Сагандачный, атаман Серко и др.). В XVII в. активизируется борьба  Московского государства против крымских татар и турок (походы князя Голицына в 1687 и 1689 гг.). В походе русских войск на Азов принимал участие молодой Петр I. В 1736 г., объявив войну Турции и нанеся ряд военных поражений крымским татарам, русская армия вступила в Крым (фельдмаршал Миних). В 1737—1738 гг. — военные походы русских войск в Крым. По Белградскому миру 1739 г. Крым остался за Турцией. Но во время русско-турецкой войны 1768—1771 гг., когда крымский хан выступил на стороне турок (налет на Елизаветград), русская армия (фельдмаршал Румянцев и князь Долгорукий) изгнала турецкие войска из Крыма в 1771 г. По Кучук-Кайнарджийскому миру 1774 года  за крымским ханом оставалось независимое от Турции государство, имеющее достаточно большую территорию.

Крымско-татарская культура вобрала в себя как местные традиции, так и влияние тюркской культуры (сельджукская и армянские культуры). К XIV в. относятся первые мусульманские мечети и мавзолеи (сельджук¬ского типа). 1314 г. — мечеть и медресе хана Узбека в Старом Крыму, мечети в Судаке, Эски-Сарае и Дуванкое. Существуют два типа мечетей: зальные и купольные. С XVI в. отмечается влияние стамбульской школы архитектуры. Архитектор Ходжа Синан (1489—1573) строит мечеть Джума-Джами в Гезлеве, бани в Кафе, под его влиянием строится мечеть Муфтий-Джами.

К XIV—XVIII вв. относятся надгробные мавзолеи-дюрбэ (квадрат¬ные или восьмигранные, с куполом и склепом внизу). Дюрбэ Мухаммед-шах-бея, дюрбэ Хаджи-Гирея (построен Менгли-Гиреем в 1501 г.), Эски-дюрбэ (близ ханского дворца в Бахчисарае, ок. XV в.), мавзолей дочери хана Тахтомыша (Джанике Ханум) в Чуфут-Кале (1437 г.). Сохранились также здания медресе, караван-сарая, бань-хамамов (бани Сары-Гюзель в бахчисарайском дворце 1533 г.). В XVI в. татарская архитектура испытывает влияние итальянского Ренессанса.

Строятся новые и восстанавливаются старые города: Карасу-базар (Белогорск), Гезлеве, Бахчисарай, Кафа. К XVIII в. Бахчисарай становится центром ханства. Первый ханский дворец — «Ашлама-сарай» (XV в.), построен¬ный ханом Менгли-Гиреем (1466—1515) был перенесен в начале XVI в. в Бахчисарай («дворец в садах»). В его строительстве участвовал ита¬льянский архитектор Алевиз Новый («железные ворота», 1503 г.). В цент¬ре дворца находился т. н. «фонтанный дворик», где были «Золотой фонтан» и «Фонтан слез», воспетый увидевшим его А. С. Пушкиным. Сам дворец включал «Диван» (зал Совета и суда), «Посольский зал», «Золо¬той кабинет», мечеть, два мавзолея. В нем нашло свое отражение сплетение османского искусства с персидским и западным (элементом барокко). По архитектурному типу дворец представлял собой татарскую городскую усадьбу, пышно расписанную, украшенную барочной резьбой по камню, турецкими изразцами и итальянскими цветными стеклами.

Татарская культура в Крыму восприняла многие элементы греческой культуры. Постепенно происходило отатаривание местного населения и вытеснение христианства из Крыма (в 1778 г. — «выезд» 31 тысячи христиан).

По Кучук-Кайнарджийскому договору Россия получила Керчь и кре¬пость Еникале. Однако уже в 1776 г., когда Турция высадила военный десант в поддержку Давлет-Гнрея, Россия ввела свои войска в поддержку Шагин-Гирея (Г. Потемкин). В 1777 г. русские войска под командованием А. В. Суворова вновь вступили в Крым. В 1778 год}' ими был отражен турецкий десант (170 кораблей) и началось возведение оборонительных укреплений в Ахтиарской бухте. В 1782 г. — мятеж братьев Шагин-Гирея и его отречение. 8 апреля 1783 г. рескриптом Екатерины II Крым и Кубань присоединяются к России. Гр. Потемкин принимает от крымских татар присягу на верность русской императрице, которая предпринимает свое путешествие в Крым в 1787 г. Особым манифестом (22 февраля 1784 г.) высшим сословиям татар были предоставлены права российского дворя¬нства — беки и мурзы были наделены землей. Крымские татары были освобождены от рекрутского набора. Мусульманское духовенство было освобождено от налогов. 13 мая 1783 г. в Ахтиарскую бухту вошла русская эскадра (8 кораблей) под командованием адмирала Ф. Клокаче- ва — началось строительство главной базы Черноморского флота (ко¬мандующий Ф. Ф. Ушаков). Командующим русской армией в Крыму был в это время А. В. Суворов.

3. Культура российского Крыма (конец XVIII — на¬чало XX вв.).

«Воссоединение с Россией сразу же коренным образом изменило лицо Крыма, — пишет П. Н. Надннский. — Он словно воспрял из болота трехвекового прозябания. Общественно-экономическая жизнь в освобож¬денном от турецкого господства крае забила ключом. Это прежде всего наглядно представлялось в строительстве городов».

Указом 1784 г. была образована Таврическая область с семью уездами, включая Таманский полуостров. Первым губернатором был Г. Потемкин (1789—1791), затем сама Екатерина П (1793—1796) и Платон Зубов. Павел I упразднил Таврическую губернию и включил ее тер¬ритории в Новороссийскую губернию (Севастополь был переименован в Ахтиар, а Симферополь — в Ак-Мечеть). После его смерти в 1802 г. вновь была восстановлена Таврическая губерния.

При Потемкине в Крым были переселены отставные солдаты, которые основали русские деревни. В 1787—1788 гг. были переселены старообрядцы (по переписи 1867 г. насчитывалось 15 тысяч русских крестьян). Сначала разводили тонкорунных овец (их количество с 1823 по 1866 гг. увеличилось в 21 раз). Затем овцу вытеснила пшеница. Потемкин обязал помещиков, которым раздавалась земля, разводить сады и виног¬рад. Одним из крупнейших поместий позднее было гурзуфское имение генерал-губернатора Новороссии Ришелье. В первой половине XIX в. промышленное развитие Крыма значительно продвинулось вперед (со¬ляные и рыбные промыслы, виноделие и др.).

1784 г. — основание города Симферополя («город пользы» — герб с пчелами и надписью: «полезное»). После русско-турецкой войны (1827—1829) отстраивается город-крепость Севастополь (с 1834 г. коман¬дующий Черноморским флотом М. II. Лазарев). В 1821 г. — учреждение «Полного карантина» в Керчи как порта заграничной торговли (к 1849 г. — 12 тыс. жителей). В 1825 г. в Керчи открыт историко-архео¬логический музей, в 1830 г. — уездное училище, в 1836 г. — «Институт благородных девиц». В 1838 г. Ялта переименована в город и создан Ялтинский уезд (после проведения шоссейной дороги на Южный берег Крыма в 1826 г.). Возрождается Феодосия, в 1820 г. здесь открывается историко-археологический музей. В 1829 г. в Саках открыта первая грязелечебница. В 1812 г. основан Никитский ботанический сад (первый директор — X. Стивен). 40-е годы XIX в. — начало эксплуатации Кер¬ченского железорудного месторождения (маркшейдер Козин в начале XIX в. сделал изыскание полезных ископаемых на полуострове).

В конце XVIII — начале XIX вв. в Крым приезжают известные ученые. Академик Паллас сделал одно из первых описаний Крыма: «Краткое физическое и топографическое описание Таврической области» (1795), «Краткое описание Таврической области» и др. Одним из первых научных географических исследований Крыма были: «Выписка из путе- шественных записок, касающихся до полуострова Крыма» (1784) В. Ф. Зуева и «Физическое описание Таврической области по ее месторас¬положению и по всем трем царствам природы»(1785) К. И. Таблица — (в 1783 г. — вице-губернатор Крыма). В Крыму вели исследования И. Батурин (морской картограф), Маршаль Бнберштсйн (ботаник), Дюбуа де Монпере (геолог), Ф. Ф. Мюльгаузен (метеоролог), П. И. Кенией (географ-археолог) и другие. В 1825—1836 гг. была проведена первая опись Черного моря (кап.-лейт. Е. Манганари), а в 1841 г. был издан полный атлас карт Черного и Азовского морей. В 1855 г. была издана первая одноверстная карта Крыма. В 1851 г. была издана первая русская лоция Черного моря (лейт. Г. И. Бутаков, И. Н. Шестаков, А. Сухомлин). Были опубликованы записки первых путешествий по Крыму: «Досуги крым¬ского судьи» (1803—1805) П. Сумарокова, «Путешествие в полуденную Россию» (1805) В. Измайлова, «Путешествие по Тавриде в 1820» Н. И. Муравьева-Аностола. О Крыме писали М. Ломоносов, Г. Державин, К. Батюшков, А. Пушкин. Его посетили также Н. Гоголь и А. Грибоедов. Ведется изучение истории Крыма (раскопки Херсонеса, Пантикапея, Неаполя Скифского). В 1830 г. открывается первая типография в Сим¬ферополе и начинают издаваться «Таврические губернские ведомости». Крым приобщается к культуре России.

В середине XIX в. Крым вновь становится ареной военных действий. Как писала английская газета «Таймс» в 1854 г. «... главная цель политики и войны не может быть достигнута до тех пор, пока будет существовать Севастополь и русский флот». «Крымская война» закончилась подписанием  Парижского мирного до¬говора 1856 года.

С конца 60-х годов начинается бурный рост населения Крыма (за 32 года оно выросло в три раза и достигло 547000 человек к 1897 г., почти 42 процентов составило городское население). По данным Л.В. Фирсова, к началу XX в.  оно уже составляло  1,8 млн. человек, из которых 27,9 были русские, 42,2 — украинцы, 13 — татары, остальные — немцы, греки, болгары и другие. Промышленность развивалась на базе местного сырья: консервные заводы, табачные фабрики, мукомольные предприятия. К концу XIX в. в Симферополе уже существовало свыше 40 промышлен¬ных предприятий, в Керчи работал металлургический завод, в Севастопо¬ле — судоремонтные заводы, в Феодосии — торговый порт, табачная фабрика Стамболи, консервная фабрика Эйнем. В Крыму было создано «Русское общество пароходства и торговли». В 1874 была закончена прокладка железной дороги Лозовая-Симферополь, в 1875 г. дорога была доведена до Севастополя, в 1892 г. — до Феодосии, в 1900 — до Керчи.

Об уровне культуры Крыма во второй половине XIX века можно судить по тому факту, что к 1866 году количество грамотных в городах составляло: в Симферополе — 37%, в Севастополе — 28 %., Феодосии — 22 %., в Бахчисарае — 2,3 %. В Симферополе было 773 ученика и 48 учителей, в Евпатории — 2 школы (16 учителей) и 17 церквей. В Симферопольском уезде — 3 сельские школы (95 учащихся), в Феодосийском и Евпаторийском уездах — по 1 сельской школе (25—28 учащихся). Но, как записано в одном из отчетов земства: «Программы преподавания не существуют, учебников также нет, и преподавание производится так, как вздумается преподавателю, а книгами для учеников служит все то, что попадет под руку» (П. Н. Надинский). За десять последующих лет было открыто 77 сельских школ. В 1887 г. в Крыму было 569 школ, из них 148  городских и 275 «мектебе». В 1904 г. существовало 21 среднее учебное заведение (гимназий и училищ).

Но в 70—80-е годы было всего от 7 до 22 врачей на весь Крым!

После Крымской войны российская знать устремляется на Южный берег. От Байдар до Алушты строятся дворцы и виллы. С 1860 г. Ливадия становится местом отдыха царской семьи. Ялта превращается в аристократический курорт (в сезон — до 15 тысяч человек), число ее жителей увеличивается в 20 раз, строятся порт, гостиницы. К началу XX века завоевывают себе широкую известность такие курорты, как Алупка, Гурзуф, Алушта, Симеиз, Евпатория, Судак. К 1904 г. география этих городов меняется неузнаваемо. С 1871 г. (восстановление флота) начинается возрождение Севастополя. Симферополь становится ад¬министративным и культурным центром губернии, проводится телеграф с Москвой и Санкт-Петербургом (1893 г. — устанавливается телефон). С 1878 г. выходит газета, в 1874 г. открывается городской про¬фессиональный театр.

К концу XVIII в. Крыму не было крупных городов (поселки лежали в развалинах). Застройка крымских городов в конце XVIII — начале XIX вв. велась под сильным влиянием русского классицизма. Примером может служить план застройки Симферополя (влияние школы И. Е, Старова). Художник-садовод В. Гульд разбил парки в Симферополе. Около 1827 г. был построен загородный дом М. Воронцова (архитектор Ф. Эльсон) в дорическом стиле. В середине XIX в. был построен городской собор, военный госпиталь, торговые лавки, загородный дом врача Мюльгаузена, а также дом Палласа, странноприимный дом Таранова-Белозерова. «План губернского города Симферополя» утверж¬ден в 1842 г. В этом году был поставлен «Долгоруковский обелиск» в честь русских войск, освободивших Крым от турецкой оккупации. Особыми архитектурными памятниками конца  XVIII в. являются т.н. «Екате¬рининские мили» — придорожные каменные столбы от Симферополя до Севастополя и Феодосии.

Еще со времен Потемкина  ведется дворцово-парковое стро¬ительство (англичанин В. Гульд, француз И. Блак, венгр Бимбалазарь). Это сопровождается помещичьей колонизацией в долинах крымских рек: Альма, Бельбек, Кача, Салгир. Строятся дворцы и парки в Алупке (М. Воронцова), Мисхоре («Софиевка» П. Нарышкина), Гаспре («Александ¬рия» Н. Голицына), Ливадии (Л. Потоцкого). В 40-е годы XIX в. возникает первая дачная колония в Магараче. В Крыму работают как русские, так иностранные архитекторы: Гесте, Чичагов, Колодин, Лаиковский, Торичелли, Лиммерман, Монгетти и др.

Наиболее интенсивно застраивался Севастополь. В 1835 г. впервые была произведена топографическая съемка города, на основе которой в 1837 г. был составлен и утвержден адмиралом. М. П. Лазаревым первый генеральный план города   Среди первых каменных зданий города был возведен Дом главнокомандующего флота. В 1834 г. архитектор А. П. Брюллов (профессор Петербургской академии художеств) спроектировал первый памятник экипажу брига «Меркурий» и его командиру Казарскому. К лучшим памятникам города относятся построенное в стиле классицизма Петропавловский собор (1844 г. — инженер В. А. Рулев), Графская пристань (1846 г. — инженер Д. Утон и скульптор Ф. Пеличио), здания Адмиралтейства (нынеуправление  Морского завода).

В Ялте, после 1837 г., были построены три улицы: Почтовая, Бульварная и Елизаветинская. На Поликуровском холме архитектором Г. И. Торичелли был возведен собор Иоанна Златоуста (сохранилась колокольня). С 70-х годов застраивается «новый город» — набережная, Морская улица и другие.

В городах Южного берега Крыма строятся дворцовые ансамбли и парки в английской стиле. Романтизм в архитектуре получает здесь своеобразную окраску в результате использования форм и приемов мавританской архитектуры. Примером может служить дворец Ворон¬цова в Алупке, построенный в 1830—1837 гг. английским архитектором Эдуардом Блэром. Он запланирован в формах поздней английской готики в фантастическом сочетании с элементами мусульманской архитектуры. Так, главный фасад дворца решен в виде мусульманского пиштака (лоджии). Все детали и облицовка — из серо-зеленого камня (диорита). Украшают парадную лестницу мраморные львы.

Интерьер дворца с дубовыми резными панелями, лепными потол¬ками, каминами и другими элементами представляют большой интерес. Зимний сад с прекрасной коллекцией скульптур, картины живописи и старинная английская мебель, отделанные деревом помещения библио¬теки — все это дополняет целостное эстетическое впечатление. Пейзаж¬ный парк является шедевром садово-паркового искусства. Главная аллея делит парк на Верхний и Нижний («Большой хаос» и «Малый хаос»). Нижний парк решен в стиле итальянских садов эпохи Возрождения: беломраморные фонтаны, вазы, скамьи-диваны, стриженый лавр и пр. («Скала Айвазовского» в Нижнем парке).

В середине XIX в. в Севастополе строится музеи Черноморского флота (1895 г. — архитектор А. И. Кочетов), здание Панорамы (1908 г. — архитектор В. А. Фельдман и художник Ф. И. Рубо, инженер О. И. Энберг). Архитектор В. А. Фельдман (жил и работал в Севастополе с 1891 по 1905 гг.) вместе со скульптором А. И. Адамсоном возвел памятник затоплен¬ным кораблям. В стиле «венского барокко» (классицизм и барокко) архитектором В. М. Вейзеном было построено в 1897 г. здание биологи¬ческой станции. В русско-византийском стиле архитектором К. А. Тоном в 1881 г. был построен Владимирский собор-усыпальница адмиралов.

В конце XIX — начале XX вв. в Крыму утверждается эклектический стиль — как академический, так и «антиакадемический» (готика, романи¬ка, византийский и др.). Широкое распространение получает так называ¬емый «мавританский» стиль (Дворец Голицына в Гаспре, 1834—1837 гг., архитектор В. Гонт). В это время свои имения и дачи начинают строить фабриканты и купцы. По Южному берегу Крыма строятся пансионаты, гостиницы, санатории. Набережные Ялты, Феодосии, Алушты и других приморских городов застраиваются гостиницами, ресторанами и магазинами. Ведется малоэтажная застрой¬ка городов в разнообразном и многонациональном стилях. Многочис¬ленные бесстилевые комплексы пансионатов и санаториев (спальные корпуса с коридорной планировкой) в 2—4 этажа из местного камня с деревянной верандой. Для старого татарского жилья характерны нависающие над улицей верхние этажи.

В 1899 г. архитектор Л. П. Шаповалов построил ялтинский домик А. П. Чехова. В 1895—97 гг. был построен в Мисхоре дворец «Дюльбер» (архитектор Н. П. Краснов) в восточном, «персидском», стиле. Он же построил в Ялте Александро-Невскую церковь (1881 г.) в стиле русской архитектуры XVII в. В Симферополе по проекту II. П. Краснова было построено монументальное здание Банка взаимного кредита (романская форма фасада и классические колонны дорического стиля). В 1911 г.Н. П. Краснов построил новый Ливадийский дворец (старый сгорел в 1882 г.) — трехэтажное, облицованное белым инкерманским камнем здание по¬строено в стиле итальянского Возрождения (тончайшая прорисовка колоннад, открытые аркады «флорентийского дворика»). Однако здесь присутствуют эклектические «добавки» — византийская звонница, араб¬ский световой дворик, готические колодец и химера на балконе.

В типично не академическом (эклектическом) стиле построено извест¬ное «Ласточкино гнездо» (1911—1912, арх. А. В. Шервуд). В стиле «модерн» — здание театра в Евпатории (1908—1911, арх. А. Л. Генрих и П. Н. Сеферов). В стиле неоклассицизма — здание драмтеатра в Сим¬ферополе (А. Н. Бекетов, 1911 г.). Архитекторы Крыма используют формы «классики» и в 20-30-е годы.

Большой интерес представляет дворцово-парковый ансамбль в Мас¬сандре. Дворец (1882—1902) построен архитектором Е. Месмахером и представляет переходный стиль от «ис¬торизма»  к «модерну».  Метлахская и керамическая плитки, майоликовые изразцы применены в отделке фасада и интерьера. Сочетание традиционной и новой техники нашло отражение в художественной отделке интерьеров: витражи, живопись по стеклу, акварельное панно, выжигание по дереву с подкраской. Орнамент в росписях потолка — стилиза¬ция растительных форм. Оформляли дворец бывшие ученики Петербург¬ского училища технического рисования барона Штиглица (директор — Месмахер): М. Д. Салтыков, Эрнст Тоде, Э. Я. Кремер, А. О. Бейдеман.  Во дворце воплотилась формула стиля «модерн»: «красота пользы и польза красоты». Еще в большей степени в стиле «модерн» спроектировано здание машинного отделения (1898—1901).

После Крымской войны, начиная с 1860 г., в связи с частичным переселением татар и турок в Турцию, началось строительство мелких поместий и дачных городков (город-сад). Так застраивались Гурзуф, Мисхор, Алупка, Симеиз и др. Согласно требованиям еще 1842 г., «получивший участок, обязан в течение первых трех лет обгородить его или окопать рвом и посадить не менее ста фруктовых деревьев или тысячи двухсот кустов винограда на каждую десятину, располагая количеством сие по своему усмотрению». На Южном берегу в то время жили: известные общественные деятели братья Милютины, философ и биолог Н. Я. Данилевский, военный инженер и ученый A. J1. Бсртье-Делагард, врач и писатель А. П. Чехов и другие. Вокруг Ялты возникали ор¬ганизационно оформленные колонии инженеров-путейцев (Новый Симе¬из), ученых-естествоиспытателей (Алушта, «Профессорский уголок»), медиков (Алупка), философов, художников, музыкантов (Новый Мис¬хор). Колонии творческой интеллигенции были организованы  на Южном берегу Крыма. Их проек¬тировали и строили А. Фомин, JI. Браиловский, Н. Краснов, украшали художники М. Ларти, П. Кузнецов, П. Замирайло, П. Уткин, скульпторы: Бауман, Жилкин, Каменский, А. Матвеев. Некоторые из них не успели достроиться, некоторые были позже разрушены. Памятником архитек¬туры «модерна» является Новый Кучук-Кой — в свое время центр русской художественной интеллигенции «серебряного века».

Примером такой застройки может служить Симеиз, начало которой было положено владельцами земли братьями Мальцевыми с помощью военного инженера Я. П. Семенова. Был спроектирован генеральный план поселка, согласно которому была проведена распродажа участков, владельцы которых обязаны были отстраиваться по этому плану. Деньги от продажи были использованы на разбивку парка-сада. В резуль-тате возник уникальный комплекс, воплощающий эстетический идеал начала XX века. Экзотические но форме, дачи имели экстравагантные названия: «Белый лебедь», «Мечта», «Красный мак», «Нюкта», «Ксения» и т. п. Композиционные и декоративные возможности «модерна» отражены в постройках с максимальным использованием элементов готического, романского, классического, мавританского стилей (виллы «Мира-Маре», «Ксения», особняк К. П. Коробьина). Свободная, изрезанная по форме планировка, каскады этажей с высокими цоколями, двусветные вестибюли, открытые полукруглые объемы галерей, ротонды на ризалитах, резные ажурные деревянные навесы веранд и террас, балконы на резных кронштейнах, затейливые скульптуры, острые готические пирамидальные крыши, купола с элементами декора мавританского стиля — все это органически вписывалось в окружающий ландшафт. Демократичность и свобода внутренней планировки, виртуозность использования конструкций и местных материалов — были обусловлены союзом богатых и образованных заказчиков и хорошим художественным вкусом исполнителей. Композиции большинства фасадов разработаны Н. И. Красновым. Одно из интереснейших зданий комплекса — пансион Александрова-Дольник. 

Особое место в культуре Крыма занимают музеи и библиотеки. Так, в 1811 г. было открыто одно из старейших хранилищ памятников старины — первый археологический музей в Крыму — Феодосийский музей древности, в организации которого сыграл большую роль Л. П. Колли. Швейцарец по происхождению, учитель, друг И. К. Айвазовского — Людовик Петрович Колли, действительный член Одесского общества истории и древности (ООИД), член Таврической Ученой архивной комиссии (ТУАК) — был директором Феодосийского музея в начале XX в. Опубликовал очень много ученых трудов (в том числе и по иностранным источникам) по истории культуры Крыма и Феодосии. В 1905 г. с помощью водолаза извлек со дна моря полтора десятка античных амфор. В 1914 г. был избран членом Лигурийского Общества истории (Италия) и награжден командор¬ским крестом ордена Итальянской Короны. Спас коллекцию музея во время бомбардировки города в 1914 г.

Первая губернская библиотека в г. Симферополе открылась в 30-х годах XIX в. Закрытая в годы Крымской войны, она вновь начала работать в 1869 г. В 1902 году была открыта первая публичная библиоте¬ка в г. Ялте.  Среди первых ее дарителей книг были А. П. Чехов, А. Л. Бергье-Делагард, С. Елпатьевский, М. Горький и др. Позднее в фонд библиотеки поступали книги из личных библиотек ялтинцев.

Профессор Симферопольского университета В. Г. Ена отмечает, что после присоединения Крыма к России он стал предметом постоян¬ного изучения. В Крыму проводили свои научные исследования почвоведы В. В. Докучаев, П. Костылев, Н. Богословский и Н. Н. Клепинин. В 1883 г. был образован при Петербургском обществе испытателей природы Крымский комитет (по инициативе зоолога К. Ф. Кесслера). В 1899 г. в Симферополе был открыт естествен¬но-исторический музей. Позднее в Таврическом университете работали: геолог и палеонтолог Н. И. Андрусов, геолог Н. А. Головкинский (ему поставлен памятник в пос. Лазурное близ горы Кастель), палеонтолог А.А. Борнсяк (составивший вместе с Андрусовым и Фохтом в 1928 г. первую подробную геологическую карту Крыма), геохимик и минеролог  В. И. Вернадский, географ и геолог В. А. Обручев, ботаник Е. В. Вульф, лесовод Г. Ф. Морозов (памятник на Салгирке в Морозовской роще) и другие известные ученые.

В 1871 г. учреждена Гидрографическая экспедиция Черного моря и морская биологическая станция в Севастополе. В 1914 г. основана морская биостанция у Карадага (доцентом Московского университета. В 1871—1887 гг. была проведена первая океанографическая экспедиция Азово-Черноморского бассейна. Известный впоследствии адмирал С. О. Макаров провел в 1881—1882 гг. обследование Босфорского залива. 1890—1891 гг. была создана Черноморская океанографическая экспедиция Русского Географического общества (от¬крытие сероводорода на глубине 150—200 м). Многие известные российские ученые работали в Кры¬му в 20—30-е годы.

Особое место в науке Крыма принадлежит В. И. Вернадскому. В декабре 1916 г. он был одним из членов Госсовета, подписавших проект о создании в Симферополе университета. Как министр образования Временного правительства в мае 1917 года он подтвердил это решение, и 10 мая 1918 г. в Ялте открылся Таврический филиал Киевского университета, а затем 14 октября — Таврический университет в Сим¬ферополе. В 1920—1921 гг. он был избран профессором, а затем ректором этого университета. Здесь он обосновал важные открытия в своем учении о биосфере. Он возглавлял комиссию по изучению производительных сил Крыма и был почетным членом Таврической Ученой архивной комиссии (ТУАК).

Выдающимся просветителем и реформатором школы был Исмаил Гасиринский (1851—1914), разработавший основы преобразования крым¬скотатарского начального образования. Метод Гаспринского получил название звукового или нового. Первая крымскотатарская национальная школа с использованием звукового метода была открыта в 1884 г. в Бахчисарае. В старейшей симферопольской гимназии (основана в 1812 г.) № 1 преподавали известный этнограф и археолог А. И. Маркевич, караимский ученый-просветитель И. И. Казас, грамматик Г. И. Тимошевский (директор гимназии, член-корреспондент Император¬ского Московского Археологического общества), археологи Яшуржинский X. П., Кашиар А. И., краевед Лашков Ф. Ф. Результаты знаменитых краеведческих экскурсий учащихся гимназии были опубликованы в трех книгах «Учебные экскурсии Симферопольской мужской гимназии. Сим¬ферополь. Севастополь. Бахчисарай» в 1880 и 1890 гг.

В 1890 г. в Ялте открылось отделение Крымско-Кавказского Горного Клуба (г. Одесса), который ставил своей целью всестороннее научное исследование Крымских гор и прилегающих окрестностей. Материалы специальных экскурсий легли в фонды музея, который был создан в 1892 г. по инициативе врача и краеведа В. Н. Дмитриева. В фонд музея вошли также пожертвования доктора А. Л. Бертье-Делагарда и других.  Музей имел отделы геологии, археологии, этнографии, ботаники и зоологии. Основу этнографического отдела составляла коллекция архитектора Э. В. Петржековского.

Среди культурных просветителей рубежа XIX—XX вв. следует от¬метить врача и журналиста С. Я. Елпатьевского. Выпускник Московского университета после сибирской ссылки в 90-х годах поселился в Ялте, являясь членом редакции «Русское богатство»      (Н. К. Михайловского и В. Г. Короленко). Выступал в печати со своими путевыми заметками, в том числе и заграничными. В 1905 г. опубликовал интересную статью «По поводу разговора о русской интеллигенции». Писал о своих современ¬никах: Н. Михайловском,  М. Горьком, Мамине-Сибиряке, В. Розанове, Л. Толстом. Как врач с помощью А. Чехова организовал в Ялте санаторий для неимущих туберкулезных больных. В 1861 г. в Ялту приезжает как врач С. В. Руданский (умер здесь в 1873 г.).

Личность  А. П. Чехова и его вклад в культуру Крыма хорошо известна. Живя в Ялте (впервые приехал в 1894 г.), постоянно с 1898 г., Чехов был центром притяжения российской художественной интеллигенции. До него в Крыму побывали такие известные писатели и поэты, как А. С. Пушкин (1820), возвращающийся с Кавказа через Керчь и Феодосию вместе с генералом Н. Н. Раевским и посетивший имение Ришелье в «Юрзуфе»; А. С. Грибоедов, возвращающийся из Петербурга на Кавказ; В.А. Жуковский, в 1837 году посетивший Симферополь, Бахчисарай и Севастополь; JL Н. Толстой, участник обороны Севастополя (1854—1855), а затем побывавший в Крыму дважды (1885—1901 гг.); К. М. Станюкович, родившийся в Севастополе, сын адмирала. В 70—80-е годы в Ялте лечились Н.А. Некрасов, С. Я. Надсон, в это время бывали А. К. Толстой, П. Я. Вяземский, Я. П. Полонский, А. А. Фет. 

В 1895 году в Симеизе, а затем в 1904 году в Алупке, побывал М. М. Коцюбинскнй.Украинская поэтесса Леся Украинка впервые уви¬дела Крым в 1888 году, куда приехала с матерью. В 1890—1891 гг. состоялась ее новая встреча с Крымом (Саки, Евпатория, Байдары, Бахчисарай), в 1897 г. она побывала в Ялте, последний раз она была в Крыму в 1907—1908 гг. 

И. А. Бунин, сын участника обороны Севастополя, впервые побывал в Крыму весной 1889 года, затем в 1896 году он посетил Бахчисарай, Чуфут-Кале, Севастополь, Ялту и Гурзуф. После этого он вновь приезжа¬ет в 1898—1905 гг., потом — в 1912 г. Дружил с А. П. Чеховым. Крымские впечатления нашли свое отражение в его стихах, в частности в цикле «В Крымских горах» (1898). Также часто, начиная с 1889 г., бывал у Чехова в Крыму А. И. Куприн. В 1903 г. жил в Кастрополе у Н. Г. Гари¬на-Михайловского, в то время начальника изыскательской экспедиции по строительству  дороги Севастополь — Ялта.  В. Г. Короленко приезжал в Крым с 1889 г. пять раз. Валерий Брюсов бывал в 1898—1899 гг. и посвятил Крыму цикл стихов «Крым. Черное море» и «Южный берег». М. Горький, попав в Крым впервые в 1891 г., а затем в 1897 г., с 1901 по 1905 гг. отбывал в Ялте ссылку. С 1932 г. жил на даче в Тессели (Форос).

Особая судьба связывает с Крымом Максимилиана Волошина, по¬строившего «Дом поэта» в Коктебеле, который стал Меккой художественной интеллигенции в начале XX века. Также с Крымом связана жизнь А. С. Грина, попавшего в Севастополь матросом и арестованного за участие в революционных событиях 1905 г. Затем он жил в Ялте, Феодосии, в Старом Крыму (1923—1930 гг.). С 1905 г. в Алуште жил и работал С. Н. Сергеев-Ценский.

В более поздние годы в Крыму бывали И. JI. Сельвинский, В. В. Вересаев, В. В. Маяковский, К. Г. Паустовский и многие другие писатели. В декабре 1913 года и январе 1914 года была проведена «Первая олимпиада российского футуризма» в Крыму, в которой приняли участие В. Маяковский, Д. Бурлюк, И. Северянин и другие.

Известным фотографом на рубеже XIX—XX веков в Ялте был П. И. Вс Денисов, выпускник Московской консерватории, активный музы¬кальный деятель, оставил после себя великолепные автохромы Южного берега Крыма (портреты, пейзажи, архитектурные виды, этнографичес¬кие съемки).

Крым всегда привлекал русских художников. В начале XIX века здесь побывали  М. М. Иванов, Ф. Я. Алексеев, Н. Г. Чернецов, В. Д. Орловский, позже А. И. Мещерский, И. Е. Крачковскнй, М. П. Боткин. Франц Алексеевич Рубо создал художественную  панораму обороны Севастополя 1954-55 гг. 

Иван Константинович Айвазовский (Ованес Гаивазовский, 1817—1900) родился и провел детство в Феодосии. Затем окончил Петербургскую Академию художеств (ученик М. П. Воробьева). В 1838—1840 гг. состоялась его творческая командировка в Крым. После возвращения в Петербург он вскоре отправился за границу (1840—1842 гг.), объездил все Средиземноморье, в Италии познакомился с Н. В. Гоголем. Возвратился в Петербург через Париж (1842). В 1844 г. получил звание академика и назначен «первым живопис¬цем» Главного морского штаба. Участвовал в боевых походах Черноморс¬кого флота. Был знаком с Н. Н. Раевским, М. П. Лазаревым, В. А. Корниловым, П. С. Нахимовым. В 1846 г. возвратился в Феодосию. Активно участвовал в художествен¬ной жизни города (по его проекту построена набережная и дом худож¬ника). В 1868 г. путешествовал по Кавказу. В 1869 г. побывал а Египте на открытии Суэцкого канала. «Первый русский в Лувре» — его картины выставлялись в Лондоне, Лиссабоне, Барселоне, Амстердаме. Был знаком с английским художником-маринистом Тернером.

А.И. Куинджн, который родился в г. Мариуполе (в семье грека), в Феодосии познакомился с Ай¬вазовским. В течение 1900—1905 гг. неоднократно бывал на Украине и в Крыму. В это время им написаны пейзажи Крымских гор, этюды: В конце жизни свои земли в Крыму он завещал своим ученикам, создавшим после его смерти «Общество имени А. И. Куинджи» (А. Рылов, Н. Рерих и др.).

Ф. А. Васильев (1850—1878) после того, как заболел зимой 1871 г., приехал в Ялту, где создал свои значительные произведения. Великий князь Владимир сделал ему заказ на пейзажи Крыма. Умер и похоронен в Ялте (на Поликуровском холме).

И. И. Левитан впервые посетил Крым в 1886 году весной, тогда он написал  «Крымские этюды». Второй раз он побывал у Чехова в Ялте зимой под Новый 1900 год. А. П. Чехов тогда записал: «У нас Левитан. На моем камине изобразил лунную ночь во время сенокоса. Луг, копны, вдалеке надо всем царит луна». После знакомства с крымскими этюдами Левитана в Крыму (Ялте) побывал летом 1887 года В. Д. Поленов: «Чем больше я хожу по окрестностям Ялты, тем все больше я оцениваю наброски Левитана», — записал он.

К. А. Коровин, ученик В. Д. Поленова, в Крыму бывал неоднократно. Здесь им написаны многие известны картины. В 1910 году приобрел дачу в Гурзуфе, где впоследствии был создан Дом творчества художников имени К. Корови¬на. Дважды в Крыму бывал В. А. Серов: летом 1883 и летом 1893 гг., писал этюды и портреты. Часто в Крыму бывал В. И. Суриков (1907,1908,1914,1915 гг.), который в январе 1918 познакомился с другим блестящим крымским художником М. Волошиным, написавшим впоследствии о нем книгу («Суриков», М., 1985).

С Крымом связано творчество и таких известных художников, как К. Ф. Богаевский (1872—1943), родившийся в Феодосии, и Н. С. Самокиш (1860—1944), живший в Евпатории, а затем в Симферополе с 1919 года. В начале XX века (10—20-е годы) в особом жанре «крымской акварели» работают такие художники, как И. Я. Билибин, М. М.Казас, М.  Волошин, К. Ф. Богаевский. «Батилиманские» пейзажи (Билибина), композиции «улиц и книг» (Казаса), «коктебельские сюиты» (Волошина), «драматические» пейзажи (Богаевского) доносят до современников некий поэтический образ Крыма как «уникального заповедника времени».

Активной была художественная жизнь Ялты в 1917—1920 гг. Сюда съехались знаменитые актеры, музыканты, художники, поэты. Организу¬ющую роль в это время играл художественный критик журнала «Мир искусства» С. Маковский, редактор и издатель журнала «Аполлон». Он пытался организовать южную Академию художеств, устраивал лекции, концерты. Был организатором художественной выставки «Искусство в Крыму» (октябрь 1918 г.), на которой было представлено около 400 работ. В жюри входили И.Я. Билибин, Л. М. Браиловский, С. А. Сорин, С. Ю. Судейкнн, Н. Д. Милиоти, М. П. Латри и другие. На этой выставке были представлены работы художников «Мира искусства», «Голубой розы», а также местных ялтинских художников и скульпторов.: В сентябре 1919 года «Художественное общество Южного берега Крыма» открыло «Вторую выставку картин и скульптуры».

Итак, обращаясь к вопросу о том, какое место занимает Крым в истории мировой культуры, можно отметить, что, во-первых, возник¬новение культуры в Крыму сопоставимо с периодом становления среди¬земноморской (античной) цивилизации; во-вторых, история культуры Крыма представляет различные исторические тенденции, некоторые из которых в силу исторических обстоятельств не получили здесь своей полной реализации; в-третьих, в результате сложных интеграционных процессов современная культура Крыма стоит на многослойном фун¬даменте культурного наследия разных племен и народов, оставивших свой след в его истории. 

Список литературы

1. Гумилев JI. Н. Этногенез и биосфера Земли / Гумилев Л.Н. — Л: Гидрометеоиздат. 1990. — 528 с.

2. Домбровский О. И. Фрески средневекового Крыма / О.И. Домбровский — Киев: Наукова думка. 1966. — 126 с.

3. Ена В. Г. Открыватели земли крымской: очерки об исследователях природы Крыма. / В.Г. Ена — Симферополь: Крымиздат. 1969. — 135 с.

4. Килессо С. Архитектура Крыма / С. Килессо — Киев: Будiвельник.1983. — 95 с.

5. Культура Крыма на рубеже веков (XIX—XX вв.). Материалы Международной научной конференции 27-29 апреля 1993 г / М.С. Колесов / редактор — Симферополь: Симферопольский университет. 1993. — 115 с.

6. Лесков А.М. Горный Крым в первом тысячелетии нашей эры / А.М. Лесков — Киев: Наукова думка. 1965. — 198 с..

7. Надинский П.Н. Очерки по истории Крыма. Ч. I. / П.Н. Надинский — Cимферополь: Крымиздат. 1951. — 332 с.

8. Соколов Г. Антич¬ное Причерноморье./ Г. Соколов — Л.: Аврора. 1979. —192 с.

9. Тунманн Крымское ханство / Тунманн — Симферополь: Таврия. 1991. — 96 с.

10. Фирсов Л.В. Исары. Очерки истории средневековых крепостей южного берега Крыма / Л.В. Фирсов — Новосибирск: Наука.1990. — 236 с.

Войти или Создать
* Забыли пароль?