THE CURRENT STATUS OF THE "KURDISH PROBLEM" ON THE EXAMPLE OF TURKEY AND IRAQ
Abstract and keywords
Abstract (English):
The article is devoted to the status issue of the Kurds in modern conditions of international relations development. This issue stays relevant; it remains vital and requires an optimal solution. Moreover, after the events of 2011, which caused a protracted civil war in the Middle East and became known as the "Arab Spring", the search for solutions to the Kurdish issue has again attracted wide attention, since the status issue of the Kurdish people and the issue of the population's right to self-determination are still significant obstacles to achieving peace and compromise in the region. The importance of the Kurdish problem in the system of international relations in the Middle East will increase and acquire a multilateral character. The author pays special attention to the situation of the Kurdish people in Turkey and Iraq.

Keywords:
the Kurds, self-determination of the Kurds, Turkey, Iraq, the Middle East
Text
Publication text (PDF): Read Download

 

Курдский народ обладает тысячелетней историей, и на протяжении веков курдам ни раз приходилось отстаивать свои права на самоопределение. Данный вопрос не теряет своей актуальности и в наше время, более того, после событий 2011 г., вызвавших затяжную гражданскую войну в странах Ближнего Востока и получивших название «арабской весны», поиск решений курдского вопроса вновь привлек широкое внимание, что неудивительно, так как проблема статуса курдского народа по-прежнему является одним из камней преткновения на пути достижения мира и компромисса в регионе.

В настоящее время курды остаются самым многочисленным народом, который не обладает собственной государственностью. Основная часть населения располагается на территории четырёх государств − Турции, Ирана, Ирака и Сирии. Такое распределение сложилось после окончания Первой мировой войны и сохраняется до сих пор. На сегодняшний момент численность населения курдов составляет около 40 млн чел. На Турцию приходится около 20 млн, в Иране и Ираке проживает 9 млн и 6 млн курдов соответственно, 3 млн представителей данного народа населяет Сирию [1].

Курдам неоднократно приходилось становиться жертвами политических репрессий, дискриминации по национальному признаку, массовых депортаций. Положение курдского народа в указанных выше государствах носит нестабильный и зачастую неравноправный характер, несмотря на историческую принадлежность курдов к восточной территории Малой Азии и близлежащих территорий. Данное обстоятельство не может оставлять курдское население равнодушным, что, в свою очередь, становится стимулом для борьбы за самоопределение, национальные права и свободы.

Обратимся к положению курдской проблемы в Турции, юго-восточная часть которой преимущественно населена этническими курдами. На протяжении десятилетий именно эта часть страны играла роль центра повстанческого движения курдов против турецких властей.

Какую же позицию занимают официальные власти Турции в наше время по столь острому и противоречивому вопросу как статус курдского народа? Стоит отметить, что данная проблема не получает должной огласки. Официальные ресурсы тщательно стараются игнорировать существование проблемы, упоминая о курдах преимущественно в контексте войны с Сирией, а также борьбы против террористических организаций [2]. Подчеркивается отсутствие разногласий между турецким и курдским народом, в качестве угрозы для Турции отмечается деятельность Рабочей партии Курдистана, которая имеет статус террористической организации [3]. В связи с этим в стране действует антитеррористическое законодательство, которое не всегда используется властями страны по назначению и может выступать в качестве инструмента подавления оппозиционных настроений в обществе.

 Последние несколько лет власти Турции ведут активную кампанию по подавлению курдов на юге страны в рамках антитеррористических операций. Однако отмечается, что жертвами этих операций становятся и мирные жители. В то же время, согласно официальной позиции властей, курды, проживающие на территории Турции, не выражают желания об отделении и создании независимого государства. Именно противоречивое положение курдского народа, а также нежелание Турции пересмотреть методы ведения внутренней политики в рамках антитеррористического законодательства стали причиной приостановления переговоров между Турцией и ЕС о безвизовом режиме в 2016 г. [4]. Так проблема курдского сепаратизма очевидно по-прежнему является одним из факторов, влияющих на внутреннюю и внешнюю политику Турецкой Республики.

Что касается положения курдского народа в Ираке, отметим, что в этой стране последнее десятилетие курдам наиболее успешным образом удавалось отстаивать своё право на самоопределение. В частности, в конституции страны 2005 г. за Южным Курдистаном (официальное название – Курдский автономный район) был закреплён статус широкой автономии в форме субъекта Федерации. Данная автономия обладает собственной Конституцией, сводом региональных законов, судебными органами, полицией, спецслужбами, вооруженными силами, производятся выборы президента и правительства [5]. Кроме того, иракские курды имеют внушительное представительство и в правительстве Ирака. Три последних президента страны, включая действующего – Бархама Салеха, имеют курдское происхождение.

В июне 2017 г. на заседании под председательством Масуда Барзани, на тот момент президент Иракского Курдистана, политические партии региона приняли решение о проведении референдума о независимости, который состоялся в условиях давления со стороны центральной власти, а также Турции и Ирана в сентябре того же года. Согласно результатам референдума, чуть выше 90% населения поддержали идею независимости от Ирака [5, с. 29]. Однако иракское правительство не признало итоги референдума, что привело к вооруженному конфликту между сторонами, а также запрету на международные перелёты, закрытию пограничных контрольно-пропускных пунктов и наказанию сторонников референдума. Региональное правительство Курдистана было распущено, президент Иракского Курдистана Масуд Барзани вскоре ушёл в отставку, от результатов референдума пришлось отказаться для возобновления переговоров с Ираком [5, с. 33]. Региону пришлось пройти через ряд трудностей и международное эмбарго, однако в настоящий момент отношения между новым президентом Курдского автономного района Нечирваном Барзани и иракским правительством дают надежду на полноценное участие курдского народа в жизни страны, а также возможности курдов отстаивать свои права.

Пример иракских курдов является показательным в борьбе за самоопределение курдского народа в целом. Волеизъявление народа о независимости столкнулось с препятствием не только со стороны центрального правительства Ирака, но и со стороны Турции и Ирана, которые, в свою очередь, были обеспокоены тем примером, которым иракские курды могли стать для представителей меньшинств, населяющих их страны.

Означает ли это, что курдский народ не имеет возможности всё же обрести независимость в будущем по причине неизбежного столкновения с внешними силами? Представляется закономерным то, что, прежде всего, курдам необходимо обрести единство внутри своего же народа. Референдум в Иракском Курдистане показал существующие разногласия между Демократической партией Курдистана и Патриотическим союзом Курдистана. Кроме того, необходимо признать, что у двух наиболее популярных лидеров курдов Ближнего Востока − главы Рабочей партии Курдистана Абдуллы Оджалана, отбывающим пожизненный срок в турецкой тюрьме, и лидера Демократической партии Курдистана, бывшего президента Иракского Курдистана Масуда Барзани разные точки зрения на будущее Курдистана.

Решение «курдской проблемы» может быть найдено, прежде всего, при условии устранения внутренних противоречий и выработки общей стратегии развития, которая будет устраивать большинство представителей курдского народа.

 

References

1. Ivanov S.M. Aktivizaciya kurdskogo faktora v regional'noy politike [Elektronnyy resurs] // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya: elektronnyy zhurnal / IMEMO RAN, 2015. – № 10. S. 84 93. URL: https://www.imemo.ru/files/File/ru/periodika/MEMO_102015_IVANOV.pdf (data obrascheniya: 24.11.2020).

2. Ministry of Foreign Affairs of Republic of Turkey [Elektronnyy resurs] // Oficial'nyy sayt MID Turcii. – URL: http://www.mfa.gov.tr/default.en.mfa (data obrascheniya: 25.11.2020).

3. Cavusoglu M. Why Turkey Took the Fight to Syria [Elektronnyy resurs] // Oficial'nyy sayt MID Turcii. – 2019. – URL: http://www.mfa.gov.tr/disisleri-bakani-sayin-mevlut-cavusoglu_nun-new-york-times-gazetesinde-yayinlanan-makalesi-11-10-19.en.mfa (data obrascheniya: 25.11.2020).

4. Kryuchkov I. Kurdy otnyali u Turcii bezvizovyy rezhim [Elektronnyy resurs] // Gazeta.Ru: elektronnyy zhurnal –2016. –URL: https://www.gazeta.ru/politics/2016/05/11_a_8227001.shtml (data obrascheniya: 24.03.2020).

5. Ivanov S.M. Itogi referenduma o nezavisimosti Irakskogo Kurdistana [Elektronnyy resurs]// Zarubezhnoe voennoe obozrenie: elektronnyy zhurnal / Krasnaya zvezda, 2017. – № 12 (849). – S. 29 33.– URL: https://www.imemo.ru/files/File/ru/articles/2017/ZVO_122017_Ivanov.pdf (data obrascheniya: 24.03.2020).

Login or Create
* Forgot password?