EICOSAPENTAENOIC ACID IN THE PERIPHERAL BLOOD OF PREGNANT WOMEN IN THE FIRST TRIMESTER WITH CYTOMEGALOVIRUS INFECTION DEPENDING ON THE SPECIFIC TITRE OF IgG ANTIBODIES TO CYTOMEGALOVIRUS
Abstract and keywords
Abstract (English):
Metodom gazozhidkostnoy hromatografii proizvedeno izuchenie soderzhaniya ω-3 polinenasyschennoy eykozapentaenovoy kisloty v plazme perifericheskoy krovi beremennyh pervogo trimestra s citomegalovirusnoy (CMV) infekciey v zavisimosti ot specificheskogo titra antitel IgG k CMV. V issledovanie voshli 135 beremennyh, kotorye byli raspredeleny po gruppam. Vydelena gruppa sravneniya v kolichestve 45 zdorovyh beremennyh s fiziologicheskim techeniem pervogo trimestra gestacii. Velichiny izuchaemyh pokazateley, poluchennye v dannoy gruppe, byli ispol'zovany v kachestve otpravnoy tochki sravneniya kak fiziologicheski normal'nye znacheniya. V sostav gruppy issledovaniya voshli 90 beremennyh s obostreniem hronicheskoy CMV infekcii v pervom trimestre, razdelennye na dve podgruppy, v zavisimosti ot titra antitel IgG k CMV: podgruppa A (45 zhenschin s aktivnoy formoy CMV infekcii, titr antitel IgG k CMV 1:1600); podgruppa B (45 zhenschin s latentnoy formoy CMV infekcii, titr antitel IgG k CMV 1:800). Na osnove poluchennyh dannyh ustanovleno, chto reaktivaciya CMV infekcii v pervom trimestre gestacii privodit k snizheniyu v plazme perifericheskoy krovi zhenschin koncentracii ω-3 polinenasyschennoy eykozapentaenovoy kisloty na 30% (p<0,001) v podgruppe A i na 18% (p<0,01) v podgruppe B, po sravneniyu s analogichnym pokazatelem kontrol'noy gruppy. Dannaya dinamika izmeneniy eykozapentaenovoy kisloty v plazme perifericheskoy krovi beremennyh s CMV infekciey zavisit ot specificheskogo titra antitel IgG k CMV i naibolee vyrazhena pri aktivnoy forme CMV infekcii (titr antitel IgG k CMV 1:1600). Dal'neyshee issledovanie urovnya svobodnyh polinenasyschennyh zhirnyh kislot ω-3 semeystva v period beremennosti mozhet pozvolit' razrabotat' terapiyu dlya svoevremennoy korrekcii perinatal'noy patologii, sposobnuyu predotvraschat' gibel' kletok i uluchshat' pokazateli zdorov'ya v posleduyuschie periody zhizni novorozhdennyh

Keywords:
beremennost', citomegalovirusnaya infekciya, perifericheskaya krov', eykozapentaenovaya kislota.
Text

Проблема цитомегаловирусной (ЦМВ) инфекции сохраняет актуальность в настоящее время. Необходимость изучения данной патологии обусловлена ее широким распространением и тем, что ЦМВ способен вызывать различные нарушения у развивающегося плода и новорожденных детей, матери которых во время беременности перенесли ЦМВ инфекцию [3]. При наличии последней возможно развитие бессимптомной инфекции без последствий для беременности. Однако в большинстве случаев отмечается задержка внутриутробного созревания, гипотрофия и гипоксия плода [4. 11]. ЦМВ инфекция влияет на критические аспекты функции трофобласта, что объясняет негативное воздействие данного вируса на течение и исход беременности [12].

За последние два десятилетия накоплены данные, указывающие на важную роль полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) ɷ-3 семейства в нормальном развитии и поддержании баланса между физиологическими и патологическими процессами в организме, в том числе, при беременности. Являясь субстратом для производства цитокинов, некоторых гормонов, ɷ-3 ПНЖК служат сигнальными регуляторными молекулами, участвующими в построении миелиновых оболочек, клеточных мембран, обеспечении их функциональности, регуляции проницаемости, текучести, эластичности, являются активаторами нормального деления клеток, синтеза регуляторных белков, отвечают за когнитивные функции [1]. Эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) важна как на перинатальном этапе беременности, так и для обеспечения здоровья плода на протяжении всего цикла. Она относится к ω-3 ПНЖК, из которых образуются защитные противовоспалительные эйкозаноиды, а недостаточное содержание ее в крови матери, может быть причиной различного рода осложнениям гестационного периода.

Целью настоящей работы явилось изучение динамики изменений концентрации ЭПК в сыворотке периферической крови беременных при реактивации хронической ЦМВ инфекции в первом триместре в зависимости от специфического титра антител класса G к ЦМВ.

 

Материалы и методы исследования

 

В исследование вошли 135 беременных, которые распределили по группам. Выделена группа сравнения в количестве 45 здоровых беременных с физиологическим течением первого триместра гестации. Величины изучаемых показателей, полученные в данной группе, были использованы в качестве отправной точки сравнения как физиологически нормальные значения. В состав исследуемой группы вошли 90 беременных с обострением хронической ЦМВ инфекции в первом триместре, разделенные на две подгруппы, в зависимости от титра антител IgG к ЦМВ: подгруппа А (45 женщин с активной формой ЦМВ инфекции, титр антител IgG к ЦМВ 1:1600); подгруппа Б (45 женщин с латентной формой ЦМВ инфекции, титр антител IgG к ЦМВ 1:800). По значимым параметрам (возраст, акушерско-гинекологический анамнез, наличие других соматических заболеваний) на момент обследования сравниваемые группы достоверно не отличались.

Критерием включения в основную группу являлся лабораторно подтвержденный молекулярно-биологическими и серологическими методами исследования рецидив ЦМВ инфекции в первом триместре гестации, наличие в периферической крови женщины на момент исследования титра антител IgG к ЦМВ 1:800 и 1:1600, стойкая клиническая ремиссия герпесвирусной инфекции. К критериям исключения относили первичную ЦМВ инфекцию, обострение других воспалительных заболеваний экстрагенитальной патологии и инфекций, передающихся половым путем. Рецидив ЦМВ инфекции устанавливали на основании результатов комплексного исследования периферической крови: при наличии антител класса М или четырехкратного и более нарастания титра антител IgG к ЦМВ в парных сыворотках в динамике через 10 суток; при индексе авидности антител IgG к ЦМВ более 75%, а также в случае выявления ДНК ЦМВ методом ПЦР в крови, моче, в соскобах с буккального эпителия и слизистой оболочки шейки матки.

Материалом для исследований служила плазма периферической крови. У женщин исследуемых групп в сыворотке крови методом газожидкостной хроматографии изучали содержание ЭПК. Метилирование осуществляли по методу J.P.Carreau, J.P.Dubacq [10]. Обсчет и идентификацию пиков выполняли с помощью программно-аппаратного комплекса Хроматэк Аналитик 2.5 по временам удерживания с использованием стандартов фирмы «Supelco» (США). Количественный расчет хроматограмм проводили методом внутренней нормализации путем определения площадей пиков анализируемых компонентов и их доли (в относительных %) в общей сумме площадей пиков метилированых продуктов высших ЖК.

Обследование беременных женщин проводилось с учетом требований Хельсинкской декларации Всемирной ассоциации «Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека в качестве субъекта» с поправками 2013 г. и нормативных документов «Правила надлежащей клинической практики в Российской Федерации», утвержденных Приказом №200 от 01.04.2016 МЗ РФ. Исследование одобрено комитетом по биомедицинской этике ДНЦ ФПД и выполнено с согласия пациенток.

Статистическая обработка и анализ данных осуществлялась с использованием стандартного пакета прикладных программ Statistica 6.ж1 Stat-Soft Jnc, США. Анализируемые  в работе количественные данные имели нормальное распределение, поэтому рассчитывалась достоверность различий значений по Стьюденту − вычисление средней арифметической (М), средней ошибки (m). Во всех процедурах статистического анализа критический уровень значимости нулевой статистической гипотезы p принимался равным 0,05.

 

Результаты исследования и их обсуждение

 

При анализе полученных данных обращало на себя внимание снижение концентрации ЭПК до 0,96±0,03% (p<0,001) в подгруппе А и до 1,18±0,04 (p<0,01) в подгруппе Б, по сравнению с аналогичным показателем контрольной группы (1,32±0,02%). Представленные результаты свидетельствуют о значимых различиях в содержании ЭПК у беременных контрольной группы и групп сравнения. Наиболее выражена динамика изменений концентрации ЭПК у женщин с титром антител IgG к ЦМВ 1:1600.

Снижение концентрации ЭПК у беременных с ЦМВ инфекцией можно объяснить активацией процессов перекисного окисления липидов, которые в данных условиях находятся на достаточно высоком уровне [2] и образующиеся в ходе свободно-радикальных реакций активные формы кислорода разрушают ненасыщенные ЖК с наибольшим числом двойных связей.

Являясь предшественником эйкозаноидов, в том числе простагландинов и лейкотриенов, ЭПК влияет на сопротивляемость организма инфекциям [6]. Из ЭПК образуются продукты, которые оказывают ингибиторное действие на провоспалительные вещества арахидонового каскада [5]. Эйкозаноиды, синтезируемые из ЭПК, обладают антитромботическим действием, способностью регулировать сосудистый тонус. Являясь структурным компонентом биологических мембран клеток ПНЖК ω-3 семейства (ЭПК и докозагексаеновая кислота) оказывают непосредственное влияние на текучесть липидного бислоя, проницаемость мембран, мембраносвязанную ферментативную активность, функционирование мембранных рецепторов и распознавание антигенов, электрофизиологические свойства мембран [7].

Свободная ЭПК модифицирует – ингибирует функции трансмембранных ионных каналов всех органов и тканей, усиливает эффективность антиоксидантных систем организма, нормализует процессы транспорта липидов в кровяном русле, репарацию клеточных мембран, активацию иммунокомпетентных клеток, способствует улучшению всасывания жиров в желудочно-кишечном тракте [8]. При дефиците в клетках ω-3 ПНЖК меняется синтез и биологическая активность эйкозаноидов, которые изменяют секрецию одновалентных катионов в канальцах почек, активируют агрегацию тромбоцитов и воспаление [9].

Следовательно, достаточное поступление ЭПК во время беременности и в ранний неонатальный период принципиально важно для последующего функционирования организма ребенка. Недостаток ЭПК может привести к неблагоприятным последствиям для плода и новорожденного ребенка.

Таким образом, реактивация ЦМВ инфекции в первом триместре гестации приводит к снижению в плазме периферической крови женщин концентрации ЭПК, из которой синтезируются простаноиды, способствующие уменьшению противовоспалительных эйкозаноидов. Данная динамика изменений ЭПК в плазме периферической крови беременных с ЦМВ инфекцией зависит от специфического титра антител IgG к ЦМВ и наиболее выражена при активной форме ЦМВ инфекции (титр антител IgG к ЦМВ 1:1600). Дальнейшее исследование уровня свободных ПНЖК ω-3 семейства в период беременности может позволить разработать терапию для своевременной коррекции перинатальной патологии, способную предотвращать гибель клеток и улучшать показатели здоровья в последующие периоды жизни новорожденных.

References

1. Davidyan O.V., Vorslov L.O. Omega-3 polyunsaturated fatty acids as a source of longevity. Vopr. dietol. (Nutrition) 2017; 7(1): 36–41 (in Russian). doi: 10.20953/2224-5448-2017-1-36-41

2. Ishutina N.A., Dorofienko N.N. Lipid peroxidation in pregnancy complicated by cytomegalovirus infection. Bulleten' fiziologii i patologii dyhaniâ 2014; 54:66–69 (in Russian).

3. Korotkova N.A., Prilepskaya V.N. Cytomegalovirus infection and pregnancy (pregravid preparation and therapy). Effektivnaya farmakologiya 2016; 22: 28–32 (in Russian).

4. Lutsenko M.T., Andrievskaya I.A., Ishutina N.A., Mironenko A.G. Mechanisms of hypoxia development during pregnancy and the disorder of fetus blood supply at cytomegalovirus infection. Vestnik Rossiyskoy Akademii Meditsinskikh Nauk 2015; 70(1):106–112 (in Russian). doi: 10.15690/vramn.v70i1.1239

5. Nazarov P.E., Miagkova G.I., Groza N.V. Polyunsaturated fatty acids as universal endogenous bioregulators. Review MITHT 2009; 4(5):3–19 (in Russian).

6. Sofronov V.V., Agafonova E.A., Sharipova O.V., Schegurova D.I., Babintseva A.A., Abramzon N.A. Feature long-chain polyunsaturated fatty acids newborn at risk and their mothers. Vestnik sovremennoy klinicheskoy meditsiny 2013; 6(Suppl.2):27–31 (in Russian).

7. Tapil'skaya N.I., Gaydukov S.N. Evaluation of the significance of folate and polyunsaturated fatty acids deficiency during pregnancy and lactation, in consideration of evidence-based medicine. Effektivnaya farmakologiya 2013; 36:12–22 (in Russian).

8. Titov V.N. Disturbance of transport to cells of saturated fatty acids in the pathogenesis of essential hypertension (literature review). Klinicheskaya laboratornaya diagnostika 1999; 2:3–9 (in Russian).

9. Shilina N.M., Kon' I.Ya. Modern ideas about the physiological and metabolic functions of polyunsaturated fatty acids. Voprosy detskoy dietologii 2004; 2(6):25–30 (Russian).

10. Carreau J.P., Dubacq J.P. Adaptation of a macro-scale method to the micro-scale for fatty acid methyl transesterification of biological lipid extracts. J. Chromatography 1978; 151(3):384–390. https://doi.org/10.1016/S0021-9673(00)88356-9

11. Emery V.C., Lazzarotto T. Cytomegalovirus in pregnancy and the neonate. F1000Res. 2017; 6:138. doi: 10.12688/f1000research.10276.1

12. Fisher S., Genbacev O., Maidji E., Pereira L. Human cytomegalovirus infection of placental cytotrophoblasts in vitro and in utero: implications for transmission and pathogenesis. J. Virol. 2000; 74(15): 6808–6820.

Login or Create
* Forgot password?